Нужны ли миру “нетакие” люди?

Мне было бы стыдно, если бы мой ребёнок или я сам был бы таким. Все люди должны быть равны в одном – в дистанции.

Максим ИгнатенкоИнтересует вопрос отношения к умственно неполноценным людям. Ну и к тупым обывателям можно тоже обратиться.
ИринаСейчас набегут с лозунгами “Стивен Хокинг!”. Но не все инвалиды – Стивены Хокинги. ДЦП и проблемы с опорно-двигательным аппаратом – не тот случай, когда надо выносить приговор. А психические отклонения – уже да. Ты радикален в отношении только умственно отсталых или в принципе инвалидов? Просто заяви открыто, что “нетаких” нужно усыплять, и тебя сравняют с Гитлером.
Максим ИгнатенкоТолько умственно отсталых. Ездить в коляске можно всю жизнь и совершать открытия, но УО бесполезны. В каждую эпоху свой естественный отбор, в древности УО могли жить, а инвалиды физические умирали. Сейчас если ты слаб телом, ты можешь жить, но лишь немного ограничен, тогда как УО нахлебничают. Если предположить, что у такого человека есть богатый покровитель, он будет существовать в роскоши, слюнявить ролекс и царапать золотые лимузины, но пользы от него будет 0, да и заслуги его в этом не будет, тогда как на его месте мог быть обыкновенный учёный, которому не хватает денег на хлеб. А на бедных УО мы подаем всем миром, чтобы они выживали и плодились. А я считаю, что они не имеют право на жизнь, более того, что они имеют право на смерть, на не-существование в тех адских условиях, в которых они есть. Будь я УО, мне было бы стыдно, если бы я вообще мог думать. Спасать УО равноценно вегетарианству – убой скота не прекратится и не снизится из-за того, что ты откажешься от мяса, и от твоей заботы они не станут умнее, а только продолжат поглощать наш воздух. Вот моё мнение.
ИринаА когда человек становится полезен и по-настоящему значимым для общества?
Максим ИгнатенкоА вот ЭТО – то, что приводит нас к вопросу о простых обывателях. Имхо, люди, которые производят что-либо, которые придумывают что-то, которые управляют чем-либо или же которые превращают что-то в другое, приносят пользу. Различные офисные сотрудники так же, как и УО, прожигают воздух зря. Человек, который не развивается, который не интересуется миром и не погружен в религию (в моём понимании, монахи, обретшие мудрость, также полезны для общества, как те люди, которые ведут за собой), также бессмысленны. Но, в отличие от УО, такой человек в любой момент может изменится, и потому, из надежды на их изменение, я предлагаю не трогать их. Пусть живут, и хоть немногие достигнут цели.
ИринаНу с офисными работниками ты загнул. Если работники есть, значит есть, что работать. Просто так спроса на рынке труда не было бы. И скажи спасибо, что есть люди, согласные выполнять ненавистную тебе рутину, в которой ты косвенно нуждаешься. Кто, если не они? “Все профессии важны”…Я про другое немного говорила: про физические недостатки, которые не дают людям нормально жить. Например муковисцидоз. Это когда секреты желёз имеют повышенную вязкость. В Европе люди с таким диагнозом живут до старости. В России – до 20 лет. Они нуждаются в постоянном наблюдении спецов и больничном уходе. С нашими ценами в стране лекарства для них приобретать затратно. Они живут до совершеннолетия с помощью бюджетной помощи государства и огромного количества койко-мест для детей. Для взрослых такая халявная терапия недоступна. На Москву (16 млн. жителей) 4 койко-места. А муковисцидоз — самая древняя и распространённая наследственная генная мутация. Зачем живут эти люди? Чтобы передавать по наследству свою болезнь, застрять генофонд человечества и не успевать жить?
Максим ИгнатенкоЛюди, плодящие бюрократию, однозначно не нужны. И если не закидывать деньги в печку УО, то можно спасти десятки физически больных. Но наша страна всегда поощряла юродивых, они же голосуют на выборах за государя, что их лечит. И эту болезнь реально вылечить. Кроме того, они полезные могут быть, а вот УО, как ни крути, пользы не приносит, даже когда работает на мельнице, как Чарли из произведения “Цветы для Элджернона”.
ИринаЖестоко, не думаешь? У уо прокачана функция эмоционального контакта с людьми. Они и трогательные, и ласковые, и всё подряд. От них потому и не отказываются. Вот такой у них принцип компенсации “думательной” функции. Что думаешь о таком механизме?
Максим ИгнатенкоМне это противно. Выжить в этом мире такой человек не сможет в одиночку, если ему будут помогать – загубят помощников, да и не стоят они того. Да, я жестокий, и считаю, что жизни людей неравноценны, что я “дешевле” любого учёного, совершившего открытие, но дороже любого УО. Хотите держать их, как домашних животных, кормить и пытаться лечить – флаг в руки, губите свои жизни над уже загубленными даже, но я всё (или практически все) делаю ради итога, того, что я получу в процессе или на выходе, для меня это основопологающий фактор, и эти люди не принесут мне ничего взамен на мои время и силы.А ещё они ведь сами не могут осознать и сказать, надо им это или нет, они в счастливом или не очень небытии пребывают… Больше всего на свете боюсь такой участи, потерять рассудок, потому отказываюсь от алкоголя и курения, в т.ч. вейпов и наркотиков, и тем самым, по своей морали “заслуживаю” право человека – иметь такое мнение. Но я никого не заставляю.
ИринаВот нам с тобой хорошо об этом так жёстко рассуждать – мы с таким не сталкивались. А как быть тем, в чьей семье родился такой ребёнок? Они ведь его ждали, заочно любили, они будут страдать
Максим ИгнатенкоМне было бы стыдно, если бы мой ребёнок или я сам был бы таким. Все люди должны быть равны в одном – в дистанции. Кровные узы важны для жизни, но в вопросах моей морали я полностью абстрагируюсь от этого, и мне не важно, мой ребёнок УО или чей-то ещё. Это так же, как с взятками – я не позволю её мне дать никому. Точнее, дать позволю, под камерой, а затем передам в полицию всё до копейки. Потому что в вопросах закона нельзя делать поблажки никому. Ни близким по крови, ни близким по духу, ни милым, но ограниченным интеллектуально людям.
ИринаТы не сделал бы послаблений в своих принципах для любимых людей?Если бы твоя любимая выносила такого ребёнка. Все девять тяжелых месяцев, потом роды. Долгожданный малыш, привязанность. И диагноз поставлен не сразу. Симптомы могут начать проявляться на третьем году жизни. Вы оба уже безмерно любите это родное существо. Что тогда?
Максим ИгнатенкоСкажем так, единственный человек, которого я сейчас люблю достаточно сильно, максимально далёк от меня, и имя этого человека тебе известно. Если у меня и родится ребёнок, то от другой особы, а такого я вряд ли смогу полюбить. Родителей я скорее уважаю, чем люблю, как и они меня. Но я пока не сталкивался с ситуацией, в которой мне пришлось бы выбирать между Ней и принципами. Однако, полагаю, что если любовь обоюдна, то моя жена смогла бы понять мою позицию. Я приложил бы все усилия, чтобы перестраховаться, а затем – чтобы полностью излечить. А затем… Пока не решил. Не хочу загадывать. Радикальная позиция не всегда предполагает под собой радикальные действия. Скорее всего, вырастил бы до 18 (это мой отцовский долг в такой ситуации) и отпустил бы. Пусть сам ищет свою судьбу.
ИринаСкажем прямо, в России тебя мало поддержат.