Цензура

Бардовская песня не вымрет. Редкие артисты этого жанра обретают большую популярность, да и не каждый на неё согласится. Определённый процент исполнителей играют фолк и прочие безобидные направления, но особенно цепляют всё же те, кто поёт “за жизнь”. В рядах оных уже известный многим Высоцкий.

Впрочем, неважно, кого возьмём в пример, итог один: долго не живут. Им и в люди то выбиться сложно – никто не возьмётся продюссировать юное дарование, пусть оно хоть обкачается натуральным силиконом. Тут так не работает. Даже внешностью не возьмёшь. А чем взять? Текстами! Смыслом! Собственно, в этом и загвоздка. Проблема даже не в том, что в программу зомбоящика ставят то, что по силам дегенератам – “пипл то схавает”, вот именно поэтому и не допускают массовости: исполнителя уберут, а идея останется.

Бардовская песня – это своего рода стихи в стол при сталинских репрессиях, культура за семью печатями. Чем хуже ситуация в стране – тем больше “непризнанных гениев”. Однако, во имя пресвятого гугла, о чём может идти речь в век информационных технологий?! Куда прятать плоды компрометирующего таланта, как не в открытый доступ! Тут и масштаб побольше и скандал погромче. Но с информацией тоже умеют бороться. Если есть сопротивление, борьба перерастает в войну, а там – все средства хороши. Так что теперь остаётся один вопрос, какими средствами не побрезгуют воспользоваться сильные мира сего в борьбе со свободным течением мысли во всемирной паутине. Каков новый уровень войны 21 века?

“Поживём – увидим.” И это прогноз.