Этим летом разошлась с парнем.  Расстались очень некрасиво: я осталась “с букетом” от него и другой его пассии. Собственно, когда я почувствовала, что у меня “там” что-то не так, и пошла ко врачу, тогда и обнаружились все эти “цветочки”. Просто ветром их надуть не могло, поэтому к парню и возникли вопросы.

Так он до последнего отпирался, что ничего не было, и я придумываю, будто это он меня заразил. Но проявляться вся гадость начала как раз после его поездок к бабушке под Смоленск. Вот там в деревне он и оказался парнем нарасхват и привёз мне “подарочков”.

Уже после того, как мы расстались, при этом сильно поругавшись, он всё же признался, что под Смоленском у него была девушка. Так ещё и оправдываться начал, мол, у неё к нему чувства с давних пор, и это, по сути, не было грубой изменой. Девушка ведь его давно любила, значит, это просто новая любовь. Вот от его новой любви я и лечилась два с лишним месяца дорогими препаратами.

Сидела как-то на кухне и плакалась бабушке о несправедливости жизни. Она-то с дедушкой прожила всю жизнь, ей-то, как я думала, повезло: пятьдесят лет с одним человеком в мире и согласии, а мой, сволочь, даже признаться по-человечески не мог, когда всё уже стало понятно. На что бабушка рассказала мне свою с дедом историю.

В юности, когда они поженились, и бабушка работала на заводе, в один день станки встали. Работу парализовало, всех распустили по домам. И она раньше обычного вернулась в квартиру (от этого же завода). А дома, в их с дедом спальне, на общей кровати лежит её муж, а под ним какая-то голая женщина. И кристально ясно — что у них там происходит.

Бабушка от шока онемела и стояла хлопала глазами на всё происходящее. Девушка быстро-быстро вылетела из комнаты с писком и от страха заперлась в ванной. Думала, наверное, что бабушка её за волосы из квартиры потащит с криками.

А дед спокойно сел на кровати и стал одеваться. Оделся, убрал постель, собрал вещи любовницы, пошёл отдал их ей, подождал, пока та оденется, и вышел с ней из квартиры вон. Бабушка, как осталась одна, так и села всё ещё молча на кровать и сидела так.

Думала ещё, что зря она эту девушку действительно не поколотила и за волосы из квартиры не выволокла. Это получается ей — первой красавице на весь город тогда — муж изменил! У неё же в голове такое не укладывалось. Ходили свататься и моряки, и военные, и молодые, и при должности: люди были с деньгами, уважаемые, — а она выбрала парня, с которым характерами сошлись, не посмотрела даже ни на его семью, ни на кошелёк. А он с ней вот так…

А если та девушка не единственная? А если ещё и забеременела от её мужа? Это же позор на всю жизнь. Это же разводиться придётся! Или ещё хуже — НЕ разводиться, и жить с человеком, у которого на стороне ребёнок. И пока бабушка все эти мысли прокручивала в голове, дед опять вернулся домой.

Он спокойно поздоровался с ней, как будто впервые за день видит, прошёл на кухню и поставил кипятиться чайник. Бабушка ещё минуту посидела, пришла в себя, и когда увидела, что “благоверный” не ползёт к ней на коленях с извинениями, так возмутилась и всполошилась, что её захлестнуло злобой. И пошла на него с криком и скандалом.

И кричала, и посуду била, и спрашивала “что ему не так было, чего ещё надо”. А дед только спокойно стоял и говорил “не было никакой измены, ты чего? Да как я тебе изменить мог?”. Бабушка от этого наглого вранья в глаза ещё больше злилась и громче кричала, а дед только и повторял “не было ничего, тебе почудилось, наверное”. Бабушка так ничего не добилась от него, и в шоке весь день промолчала, не разговаривая с ним, думая, что это вообще было-то такое?

Два дня она так молчала, а потом снова начала ругаться на деда. И плакала, и била, и снова кричала. Но дед раз за разом повторял, что ничего такого не было. И так всё время всё отрицал. В конце-концов бабушка решила, что ну не может же человек быть настолько наглым, и уже начала думать, что ей и вправду всё приснилось.

Со временем всё утихло, и бабушка окончательно решила, что дед не врёт, а она всё придумала. Сама же и испугалась кому-то рассказывать, а вдруг люди скажут, что сбрендила? Муж-то вон спокойный, говорит, что не было его дома тогда, и женщины никакой не было.

Так всё замолчалось и забылось.

После этого они ребёнка родили и прожили вместе сорок восемь лет, пока дед не умер. Перед смертью он долго болел, ему парализовало левую сторону тела после второго инсульта. Как-то вечером они с бабушкой сидели одни, разговаривали.

Дедушка сказал, что ему как-то хорошо так стало, и как будто он тёплое покалывание в левой руке и ноге ощущает. Бабушка сидела, гладила ему руку и спросила, признается ли он уже: было тогда что-то или ей действительно приснилось? И дедушка признался, что всё действительно было. Он через месяц после свадьбы бабушке начал изменять, причём сразу с двумя женщинами старше него. А потом, когда бабушка их увидела, так испугался, что стал всё просто отрицать.

Изменять с тех пор и до конца жизни перестал, но не признавался. До конца жизни вот так вот врал. Потому что боялся, что моя гордая бабушка от него уйдёт, несмотря на то, что тогда разводы были позором. Думал, что если подтвердит, что бабушка на самом деле видела то, что она видела, она уйдёт к какому-нибудь генералу. Бабушка вздохнула, нахмурилась и простила его. Он сказал, что у него аж от сердца отлегло. И они разошлись спать. Ночью дедушка тихо и спокойно умер.