Суббота, не очень раннее, но утро. Звонок в дверь. Восемь утра, твою налево, какому дегенерату от меня что-то надо? На пороге сосед. Всклокочен, изрядно помят, воняет перегаром и валерьянкой.

– Помоги!

Я ещё спросонья, но понимаю, что что-то серьёзное. Бегу вслед за ним в одних трусах, без носков, тапочек и лишних вопросов. Забегаем к нему в квартиру. Он ведёт меня в спальню. Там, на его подушке, лежит кошка, а из неё торчит половина котёнка.

Я не в первый раз видел новорождённого кошака, но не в самом же, так сказать, процессе появления на свет. Кошка лежит, кряхтит, мявкает и нализывает себе “там”, чтобы котёнок выходил проще.

Сосед безумными глазами выпучился на меня:

– Я проснулся, а тут он! Ему врача надо, наверное?! Или уже всё? Совсем каюк?

– Кому каюк?

– Коту. Ну это же, наверное, кишки какие-то. Только цвет нездоровый, опухоль?

– Ты чё, какие кишки, она же рожает просто.

– Кого?!

– Крокодила, мать твою, кого же ещё кошка родить может.

– Он, вообще-то, кот. — Сосед аж с наездом привстал и набычился. Я не выдержал и прыснул:

– “Он”, вообще-то, рожает.

Ступор, молчание.

– А врача надо?

– Нет, наверное, сама справится. Ну… — я посмотрел на кошку, кошка посмотрела на меня, протяжно мявкнула, сосед икнул. — не знаю.

– Следи за ней, я щас! — И сосед выбежал из квартиры. А мы, вдвоём с половиной, остались в комнате. Когда второй раз хлопнула входная дверь, из коридора послышался голос соседа и соседки:

– Так что случилось-то скажи нормально.

– У меня кот рожает.

– Чегоо? — В комнату зашла другая соседка. На два этажа ниже жила. Видел, здоровался, имени не знал.

– Ну ты же женщина, должна знать, что делать.

– Вот именно, дебил, я женщина, а не кошка… Может, ей ветеринара?

– Да не надо ветеринара, смотрите, справляется же. — Я уставился на целиком вывалившегося котёнка. Слипшийся маленький волосатый комок — ничего примечательного (но на него через два месяца будут молится все друзья соседа в соцсети, почти что при рождении легенды присутствовали).

– Фууух, ну всё что ли? — залез ладонью в волосы сосед. Волосы не расчёсанные, пальцы запутались.

– Куда всё, смотри какой большой живот, — кивнула соседка, — там ещё, как минимум, один.

– Может он просто жирный?

– Это ты жирный, ещё и дебил, а он вообще она. Не оскорбляй мать.

Сосед послушал женщину и заткнулся.

– Дмитрий, —протянул я ей руку.

– Марина, — пожала она в ответ. — Я читала, что кошке нужна поддержка в такие моменты. Ты же хозяин, Саш, садись рядом и гладь. — Скомандовала Марина.

– Где гладить?

– Ну дебииил…

Через час или около того из кошки вылезло ещё три комка. Сосед, Александр, всё это время сидел рядом, гладил кошку, от боли закатывающую глаза и тыкающуюся в хозяйскую ладонь мордой. После она лежала и вылизывала четверых новобранцев, а сосед с убитым лицом курил на кухне. Ощущение было, как будто это он тут рожал.

Мы с Мариной разговаривали про дачные септики и попутно выбирали имена котятам. Саша смотрел в пустоту перед собой.

Ты как вообще умудрился не заметить, что кошка беременна? — упрекнула его Марина.

– Я думал, это кот, — сосед хрипел, как во время болезни. — мне его таким продали. Брал у заводчика подростком, с документами. Сказали к лотку приучен и уже кастрирован. Я посмотрел, яиц нет. Ну, думал, зато кошку требовать не станет.

Потом разжирел… Разжирела. Ну я так думал. Вчера бухой пришёл, уснул крепко. С утра она орала. Думал, жрать хочет, но понимал, что не хватит силы воли с бодуна встать и дойти до миски. Решил, пусть орёт. Ну она на подушку улеглась и притихла.

А я потом проснулся. Она так протяжно мяукала. А там из под хвоста торчит что-то склизкое и волосатое. Я подумал, что у меня кот сейчас сдохнет. Побежал за тобой. А потом за тобой (сосед  кивнул на на с Мариной по очереди).

Что мне теперь с ними делать? Может, возьмёте?

– У меня дети, они этой живности все хвосты поотрывают, рано им ещё.

– Я кошек не люблю, сам разбирайся.

– Ладно. Ну, я тогда на всякий случай сейчас погуглю, что делать. Спасибо за помощь, извините, что вот так вот.

– Ничего, обращайся.