0115

Артхаус на десятом этаже

У меня есть такая черта, которую все окружающие считают странной. С самого детства обожаю бывать в новых местах. Именно в чьих-то домах и квартирах. Уже обжитых, имеющих хозяев и историю. Мне очень нравится сидеть в чьём-либо кресле, рассматривать рисунок на обоях, чувствовать лёгкое тепло лампы. Я представляю себе всю жизнь местных обитателей. И если я сейчас не остановлюсь, то буду описывать свои ощущения ещё очень долго) Поэтому ближе к делу. Такая моя повёрнутость на чужих квартирах не прошла с возрастом, а только усугубилась. Как только я стала финансово независимой, то начала постоянно менять съёмные квартиры. В первое время я задерживалась в них на месяц-два, а сейчас вообще снимаю посуточно. Вылетает в копеечку, но у меня нет привычки копить деньги.

И два месяца назад я переехала в Уфу. Это довольно далеко от моего родного города, но мне постоянно нужно менять обстановку. Сняла на двое суток квартиру на десятом этаже и вечером устроилась в углу дивана напротив окна. Квартирка была маленькая, рассматривать особенно нечего, поэтому я вглядывалась в дома напротив и в свет в чужих окнах. На один из балконов вышел покурить мужик в рубашке в клетку. Совершенно неприятный и жирный. Даже не просто жирный, а как говорят литераторы — обрюзгший. По морде было видно. Пузо под рубашкой особенно не палилось. Он выкурил пять сигарет подряд. Потом к нему вышла какая-то женщина. Скорее всего, это была жена. Тощая и вытянутая. Он стоял и продолжал курить, а она скрестила руки на груди и что-то говорила. Он что-то отвечал. Правда через силу. Мне кажется, он вообще не хотел говорить, потому что всячески отводил голову в сторону. Когда женщина замолчала, а он докурил последнюю, мужчина развернулся ко мне спиной, оперся обеими руками на перила. А потом смачно заехал женщине по лицу. Я даже подпрыгнула. Женщина сгорбилась, а он опять ударил её. Тут я уже вжалась в диван. Она что-то начала ему говорить и раздеваться. Было похоже, как будто я смотрю арт-хаус в кинотеатре. Вокруг темно, я одна на этом сеансе, приросла к сидению, а передо мной на балконе трахаются два странных человека. Один из которых только что избивал другого. Это было очень грязно и жёстко. В конце он размазал всё у неё по лицу.

Когда я уже думала, что всё закончилось, потому что мужчина ушёл с балкона, женщина осталась стоять и смотреть вниз. Не думаю, что она хотела спрыгнуть. Судя по её спокойной реакции, такие представления происходили часто, и я не на премьере. Минуты через полторы мужчина снова вышел на балкон с ребёнком на руках. В пелёночке выглядывала маленькая голова и рука. Держал малыша он очень бережно. Женщина повернулась к нему, что-то говорила, заглядывала в лицо ребёнка и гладила его по голове. Ну слава богу, это они так стресс снимали, чтобы малыш ничего не слышал и не видел. Пусть лучше так, чем на ребёнке срываться. И на этом спокойном выдохе мужик перевалил запеленованный свёрток через перила. Я так быстро подбежала к окну, что уже впечаталась носом в стекло, когда ребёнок ещё не долетел до первого этажа.

Сначала он приземлился на деревья, которые росли под домом. Пелёнка зацепилась, и её содержимое выкатилось из неё. Выкатилось, блин! Это была кукла. Абсолютно неподвижный пластмассовый пупс! Боже, я, кажется, почти схватила инфаркт. С минуту ещё пялилась на «ребёнка» и моргала как сумасшедшая. Когда посмотрела на тот балкон, они стояли обнявшись.

У мужчины, который сдал мне квартиру, в шкафу валялась валерьянка. Наглоталась её и уснула. Снов не было, и это хорошо, потому что после увиденного, они бы вряд ли были спокойными и радужными. В следующий вечер я снова уселась на своё место в импровизированном кинотеатре. Вплоть до восьми часов я ждала продолжения. И ничего. Только почти в девять вечера на балкон снова вышла женщина. И снова с пелёнкой на руках. Она её укачивала и гладила, прижимала, целовала и улыбалась. Потом она вытянула руки над перилами и я увидела, что то, что сейчас находилось в пелёнке, двигалось!! Оно извивалось в её руках. Вот на этот раз я просто оцепенела. Она снова прижала запеленованного к груди, крепко обняла и с силой выкинула с балкона.

На этот раз бежать к окну я не стала. Просто не могла встать или пошевелиться. Я просидела так очень долго, как мне казалось. На деле это тянулось двадцать минут. На ватных ногах я подошла к окну, но ничего не увидела из-за темноты. Тогда решилась выйти. Я не стала вызывать лифт. Все десять этажей пролёт за пролётом монотонно шагала вниз. Уже выйдя из подъезда, поняла, что стало очень страшно и холодно. Я очень медленно с тяжёлыми ногами пошла под тот балкон. Знаете, как бывает в страшном сне, когда тебе надо срочно бежать, а ноги не слушаются и ты как будто нарочно передвигаешься мееедленно. Вот с такими ногами я шла. Уже достаточно стемнело, но уже на подходе я увидела тёмное пятно с кровью. Сразу потянулась к карману за телефоном, чтобы набрать полицию. Но сначала решила увидеть это лично. Уже подойдя вплотную, разглядела мёртвого кота. Красивого персикового оттенка взрослого кота в луже крови. Глаз наполовину вылез, хвост забился между задних лап и был почти прижат к брюху. Это был очень красивый кот.

Я очень быстро ушла оттуда. Ног не чувствовала совсем. Заперлась дома и смотрела всю ночь фильмы. Один за другим, без наушников: только бы не думать обо всём случившемся. Уснула под утро, а разбудил меня хозяин квартиры. Я не стала спрашивать про тех соседей. Отдала ключи и больше никогда не появлялась в том районе.

Вход через соц. сети