Баб Надя, вашу ж мать!

Про работу за компьютером и недоступную медицину.

Я сисадмин. Для друзей – сисадмин, для друзей друзей – тыжпрограммист. Посему всё, что хоть как-то связано с упорядоченным движением заряженных частиц (электричеством) и к тому же сломано, – моя головная боль. И сколько не объясняй – люди будут ходить, чтоб починил лампочку.
Есть у меня дражайшая соседка по лестничной клетке – Надежда Леонидовна. Бабуля активная и прогрессивная, а потому завела она себе компьютер. Естественно, я был призван в качестве настройщика. Для соседки я теперь превратился в акушера и личного педиатра её новой электронной малютки на винде. Каждые два дня лично проводил консультации у «заболевшего»: то в розетку воткнуть, то кнопку нужную нажать, то запретить опрыскивание системного блока святой водой в качестве антивируса. И через два месяца меня это вкрай достало. (Да-да, у системных администраторов ангельское терпение) На очередной вызов баб Нади я приплёлся уставший после работы и с желанием убивать. На этот раз мою соседку настигла животрепещущая проблема всех пользователей Виндоус: самопроизвольное обновление. Баб Надя категорически боялась меня отпускать пока вся эпопея не завершится, но как любая порядочная бабушка предложила и чай, и борщ, и холодец (который, к слову, я ненавижу). Под мученический взгляд двух красных глаз с тучей лопнувших сосудиков бабулька с особым усердием накладывала в тарелку холодца. В попытках избежать поедания мерзкой для меня субстанции я сделал ход конём:
– Надежда Леонидовна, у меня глаза-то не красные? – вопрошал я, прекрасно понимая, что похож на дракулу.
– Ууу, да ещё какие! Тебя за килОметр по ним узнать можно, чего это ты в последнее время такой больной? Может, в отпуск тебе сходить. А то ты со своими компьютерами по десять часов каждый день. Нет бы – как я: час посидела – постирала, ещё час посидела – в магазин сходила. А там уже и ночь. Так и голова не болит и глаза. – у Надежды Леонидовны наконец закончился холодец. Правда закончился он в мою тарелку, поэтому медлить было нельзя.
– Да, вы правы, это от компьютера наверное. Да вы не переживайте, это мы поколение такое – у всех сейчас глаза больные и это не толко техника виновата.
– А что ж ещё? Компьютеры одни и телевизоры.
– А экология как же? Всё влияет. Я то в последнее время с глазами мучаюсь, потому что у меня капли кончились. А купить всё не успеваю. Может, я пока как раз в аптеку сбегаю? А приду и компьютер как раз допочиню.
– Куда сбегаешь? До аптеки?? – баб Надя с возмущением нахмурилась на мой нервный кивок – нет! Сиди тут. – более принудительно повелительного тона я не встречал даже у начальства.
Ещё до того, как я что-то сообразил, бабулька резво метнулась в коридор и звякнула там ключами. Мне напоследок было велено следить за компьютером а она – «За каплями твоими, сейчас вернусь».
Через десять минут бабушка-феррари хлопнула входной дверью и зашла в кухню с победой сжимая что-то в кулаке.
– Вот капли, по четыре в каждый глаз, чтобы хорошенько всё промылось.
– Так выльется же всё?
– Не выльется, не умеешь правильно делать что ли? – Надежда Леонидовна победоносно смотрела на меня, как на мальчишку, которого только что отчитала перед всем двором.
– А что за капли?
– Самые хорошие, годами проверенные! Я сыну капала когда в институте учился ещё. Он до сих пор очков не носит!

Баб Надя потянулась ко мне с немытыми руками и маленьким флакончиком старого образца со стеклянной пипеткой. Не слушая ни единого пререкания, в мои глаза залили нечто. Нужно сказать, что закапано было быстро и безболезненно – видать, сноровка после опыта с сыном. Но вот через 10 секунд мне показалось, что в глаза меедленно всыпают песок и втирают его. Через 30 секунд я наощупь понёсся к раковине вымывать адскую хрень. В тот вечер скорая слушала вой взрослого мужика, промывала ему глаза и лечила как могла. С работы я ушёл на больничный на 10 дней. Эдакий отпуск, как и хотела Баб Надя. Выяснилось, что «пролечила» она меня луковой настройкой, которой капала некогда глаза своему сыну. Но вот с появлением в её жизни компьютера и интернета, настойку она усовершенствовала и поделилась рецептом с соседкой, у которой и одолжила флакончик. Компьютер я ей настраивать отныне отказался, зато ещё пару месяцев пересекался с ней в поликлинике. Глаза мои почти восстановили, но я всё ещё пользуюсь тремя каплями и витаминами. А от участкового врача узнал, что моя одноэтажница питает нездоровый интерес к здоровью и регулярно ходит за рецептами лекарств. Врачи выписывают нужное, а она ищет дешёвый аналог и пьёт его. Бабулька посадила себе печень отечественными заменителями не хуже алкашей с тридцатилетнем стажем и всё продолжает медленно вгонять себя в гроб по сей день. Разговоры влияния не имеют. Я в конце-концов нашёл время дойти до аптеки и купить себе простые капли для увлажнения слизистой и по-прежнему слежу за зрением. А доступная медицина – она как проститутка: после неё опять лечиться надо.