Бабушка из колонии и приёмный ребёнок

Жил себе счастливо с мамой и папой. До девяти лет длилось безмятежное детство. И вдруг у меня появилась бабушка! Появилась из колонии строгого режима. Выпустили её.

И она переехала к нам. Своего жилья не было, спалила квартиру, когда в ней был дед. За что и посадили. Поселили бабушку ко мне в комнату. Но ей такой расклад не понравился. Девятилетний внук сильно мешает жить, знаете ли. Она же из-за меня не могла приводить в дом хахалей.

Да, ей было уже под шестьдесят, но любовники водились. В моей комнате я мешал ей пить до полуночи. За уроками сидел и учился, не отвлекаясь. И смел, падла маленькая, не бежать сиюсекундно за пивом к холодильнику. Она же лежит на кровати, и ей вставать не охота, а я всё равно дурью маюсь.

Мою копилку Ба разорила полностью. Да мне было даже не так жалко денег, но она разбила её. А копилку привёз дядя из Швейцарии. Она была очень красивая в виде часовой башни, расписная, с кучей деталей. Любил её больше жизни. Когда я нажаловался родителям, был скандал. С тех пор Ба решила меня допечь. В отместку.

Отомстила в силу своей подлости и интеллекта красиво. Сказала, что я приёмный. Целую речь заготовила. Получился почти доклад по генетике, столько аргументов подготовила! А я вообще на родителей был не похож. И даже в ближайших родственниках не было никого с похожими чертами. Я ей поверил. Вот тут меня обуяла невообразимая тоска. Горючими слезами плакал.

Родители, как ни старались меня переубедить, не смогли. Они даже бабушке угрожали выселить её на улицу, если не сознается во вранье. Но Ба пошла на принцип. «Я не вру, он приёмный, сами же знаете». Афера вскрылась, а я успокоился, когда мама и папа показали мне родимые пятна. У меня на попе было два пятнышка: одно в форме «надкусанной котлеты», как я сам себе объяснял, а другое, как крыло бабочки.

Папа позвал меня в комнату, снял штаны и показал у себя на попе пятнышко, похожее на бабочкино крыло. Мама тоже приспустила юбку и у неё на копчике была моя надкусанная котлета. Так они доказали мне, что я — их сын. Бабушка от злости рвала и метала. Кричала, что у них не было никаких пятен, они решили всех обдурить. А я, довольный, знал, что она специально так говорит. Но меня просто так не обманешь, родимое пятно не нарисуешь!

На самом деле именно так родители и поступили. Только они их не нарисовали, а набили татуировки. Мне рассказали только в семнадцать лет. Ба не пережила такого и ушла в запой. В прямом смысле ушла. К одному из своих хахалей. У него и осталась до конца жизни. Когда она умерла, мы даже не сразу узнали.

Только через полгода поле этого встретили на улице её сожителя, спросили о здоровьи бабушки. Он и сказал, что она умерла. Мама очень разозлилась, начала ругаться, почему не сообщили ей. А мужик так удивлённо посмотрел. А вам что, от неё квартира должна была достаться? Нет, у неё ничего не было. Ну вот и чего зря беспокоиться.

Комментарии