В эту пятницу сидели всем весёлым айти отделом в торговом центре. Отдых для нас — это когда работаешь, но не на работе. Меня отправили за едой. Пошёл в пиццерию.Битва за сырную пиццу

Вдоль стеклянного прилавка очередь, встал в самый конец и жду своего часа, когда примут заказ. Впереди лезут не очень честные люди с детьми якобы посмотреть. Быстро встревают между клиентом и работницей пиццерии и делают свой заказ. Чуть не драку устроили, потому что мама с дочкой, которые влезли без очереди, забрали все оставшиеся кусочки сырной пиццы. Сырная ж универсальна, её все любят. Тем более с таким потоком клиентов её делают одну за другой, и она не успевает залежаться. Кто-то впереди спросил, когда будет новая. Сказали через 10 минут, поэтому все отказались ждать.

Когда очередь дошла до меня, эти десять минут как раз прошли, но сырной пиццей так и не пахло. Надо сказать, что вся очередь ждала именно её и брала что-то другое исключительно от безысходности. И вот у меня спрашивают, что буду заказывать. Ответил, что подожду сырную. И меня отправили на кассу пробивать заказ и просто ждать, пока она будет готова. Люди позади меня в очереди поникли — ещё и ждать надо, а никто не хочет. И вот отстоял я в этой адской очереди почти двадцать минут, подхожу к кассам.

– Я буду ждать пока приготовится сырная, сказали пробить пока.

– Сколько?

– 10 кусков.

– Это целая получается. Если целая, то тридцать минут надо ждать, потом вам в коробке отдадут.

– Нет, мне не надо целую и в коробке. Мне надо отдельными кусками 10 штук.

– Хорошо, 850 рублей, прикладывайте карту.

Получил свой чек, стою жду. И вот она — моя родная. Выплывает наисвежайшая, румяная, с диким количеством сыра. Аж слюни потекли, а ею ещё и с коллегами делиться. Даже обидно. Вся очередь видит сырную красавицу. И уже планируют вместо одного куска, взять два или три. Конечно, такая пышная, всем побольше хочется! Работница разрезает её на куски и… Не выкладывает на прилавок! Сразу всё на подносы и мне.

Тут как поднялся крик. Я и без очереди влез (просто после заказа стоял с другой стороны от очереди), я и работник “ихний”, и мне по блату всё отдали. И никто не видел чтобы я вообще за пиццу платил. И как мне не стыдно забирать всё! Дети в очереди уже натурально расплакались, потому что им теперь вкуснотищи не достанется. Кассир успокаивает, подождите, вторая уже почти в печи, через 10 минут будет ещё одна(ха-ха, я свою ждал 20 минут в очереди и 10 минут после). Естественно, никто не хотел ждать с вопящими и ноющими детьми на руках. Попытались забрать сразу с моих подносов — «Ничё, я за неё сама заплачу!». Кассир придвинула мой заказ к себе, чтобы до него не дотянулись. Мужик в очереди начал кричать, почему так мало делают ходового товара. Ну вот с ним я, пожалуй, был согласен. Одна женщина отпустила руку своей дочки, та подошла ко мне и встала. Смотрю на неё сверху вниз. Стоит у ног чужой ребёнок, с открытым ртом, красный, как рак, ревёт, сопли надуваются в пузыри. И этот перформанс призван развести меня на уступки. Хер им, конечно, но ведь не выпускают! И пицца в заложниках…

И слава создателю, сзади зычным басом звучит «Игорь!». Очередь подпрыгивает и оборачивается. «Ты где так долго ходишь?» и ко мне подходят двое коллег. Антон — 2 метра 15 сантиметров, Дима — широкий подкаченный кавказец.
– Пиццу нашу забираю.
– Где?
– Вот… — с облегчением протягивает им мои подносы кассирша.

И мы ушли, не оборачиваясь.

Пицца была божественна.

Кстати, пиццаБитва за сырную пиццу