Благодарность жертвы

По жизни прослыл бездушной тварью. Посылаю всех ущербных и беспомощных на три буквы. Никогда не помогаю аутсайдерам и презираю их ровно до того момента, пока они сами не выбьются в люди.

В школе у нас, как у всех, была группа придурков, травивших некоторых детей. Рвали тетради, окунали портфели в унитаз. Морально унижали. В девятом классе пришла новая девочка. Идеальная жертва: толстая (не пухлая, а толстая), прыщи по всей площади лица и вечно жирные волосы. Попахивало от неё знатно. Как-то нам не успели вовремя поставить на замену учителя, и на целый урок мы были предоставлены сами себе. На этом уроке классная шпана довела ту девочку до слёз, и она выбежала из класса.

Никогда не поощрял такое, но и не вмешивался. На этот раз прям торкнуло. Я вышел вслед за ней. Она убежала плакать в туалет. Пересилил в себе мальчишескую гордость и переступил порог женского. Успокаивал её, подбадривал, слёзы вытирал. Велел умыться и успокоиться. Вышел и ждал в коридоре, пока она приведёт себя в порядок. А потом мы вместе пошли назад в кабинет.

Как только вошли, сразу начались улюлюканья и попытки унизить меня. По башне получили двое, остальные заткнулись сами. С тех пор взял ту девочку под свою защиту. Её больше не трогали. Не стали, конечно, резко дружить, но уже и не издевались. Перед выпускным в девятом классе упросил старшую сестру найти её в своём гардеробе что-нибудь приличное на одноклассницу. Сестра отдала своё платье, которое та девочка безбожно растянула, потом его пришлось перешивать. Но всё равно, кажется, она была вполне счастлива.

В десятом классе к нам пришла ещё одна новенькая. Очень красивая рыжая девочка. Ох, как же я тогда влюбился. Глаз оторвать от неё не мог. А она оценила мой поступок по отношению к однокласснице. И тогда у нас с рыжей образовался свой маленький отряд по защите школьников от вредных ребят. На переменах мы вместе патрулировали коридоры на предмет драк. К нам прибегали за помощью младшеклашки, если их обижали, и мы шли разбираться. Рыжая была просто огонь. Как она ставила на место одним своим взглядом! Я просто млел. А когда кто-то бычился и поднимал кулаки, я защищал её, как истинный герой. К весне мы уже сидели за одной партой, делали домашку и гуляли вместе.

А потом она пришла в школу с обрезанными волосами. Страшно неровно. В некоторых местах клоки выстрижены под корень. Мне она ничего не сказала. Я очень хотел наказать её обидчика, но она по-партизански молчала. Я даже подумал, что это её дома так за что-то. И в понедельник на первый урок не пришла ни она, ни толстая одноклассница. А потом их двоих привёл в класс директор. С подранными волосами и в синяках. Спасённая в прошлом году от буллинга решила, что я принадлежу только ей одной. И честно глядела мне в глаза, когда рассказывала про ревность, и что не отдаст меня рыжей. Даже полезла обниматься. Тогда я не сдержался и вылил на неё дерьма больше, чем она слышала ото всех хулиганов школы вместе взятых. Слабых и обделённых мы больше не защищали, а рыжая со мной не разговаривала до конца школы.

Комментарии