Работаю в магазине элитной алкогольной продукции. Здесь нет “пивасика” или вина за 500 рублей, в штате несколько сомелье. Так как алкоголь дорогой, каждая бутылка застрахована. Редко, но всё же бывают случаи, когда клиенты что-то разбивают.

Было несколько эпилептиков, однажды человек просто испугался собственного зазвонившего телефона. Нередко роняют прямо из рук бутылки просто так, без внешних причин. Но, даже если клиент целиком и полностью виноват в испорченном продукте, оплачивать его ему не придётся.

Обычно, на радостях от такой новости, люди, разбившие бутылку, берут вместо одной испорченной две новых. Одним словом, страхование товара бережёт нас от лишней нервотрёпки и даже повышает продажи. Так и работал уже шесть лет. Стабильно, честно, числясь на хорошем счету у начальства. И тут в моё размеренное рабочее расписание вмешался фактор семьи.

Планировался большой юбилей: прадеду 100 лет. Собралась уйма родни со всей страны. Подтянулись к нам в квартиру. Неделю спали чуть ли не друг у друга на головах. Весь пол был устлан матрасами и покрывалами. Ну не в гостинице же им останавливаться, да и всем в радость пообщаться, хоть и в тесноте.

Дед, как умудрённый долгожитель, затребовал на юбилей хорошего вина. Он всю жизнь каждое утро выпивает по рюмочке. Не алкаш, не буйный, просто убеждён, что именно в этом и есть секрет долголетия. До смерти прабабушки, своей жены, он ещё обязан был за каждую рюмку оправдываться — “для сосудов”. Теперь же вздыхает, поднимает рюмку в воздух “для сосудов, Нель” — обращается к покойнице и опрокидывает, не смакуя.

Ну если именинник требует хорошего вина — выпивке быть! Стали скидываться, кто сколько может, чтобы алкоголь на столе был качественный. И тут мой отчим, которого я малость не переваривал всю сознательную жизнь, встал в позу: алкоголь беру на себя, и ни копейки не надо.

Пришёл ко мне на работу в магазин, попросил меня лично в качестве консультанта. Не мои, конечно, обязанности, но здесь он — клиент, и он — прав. Набрал прилично и вина, и коньяка, и ликёра. И всё удивлялся стоимости “простого спирта”, как он называл водку за 2 500. Сложил добро в корзинку “стоя наискосок” и горлышками наружу. И с размаха той стороной, где все горлышки, — об монолитный стеллаж. Одна бутылка лопнула полностью.

У меня в глазах помутнело, как я представил, что меня сейчас вышвырнут с работы. На громкий дребезг и звонкий “ах” коллеги выбежал директор. Я бросился извиняться в сторонке. Начальник, чисто по доброте душевной, простил, уверил, что всё спишем в страховой случай, так как я хороший сотрудник, а это мой родственник. От сердца отлегло, но виноватым себя чувствовал.

После смены пришёл домой расстроенный. А там отчим:

– Ну и где всё?

Короче, он специально ювелирно кокнул бутылки только горлышком, чтобы их списали, а я их потом домой принёс. Типа дома перельём в хрустальные графины — и красиво, и качественно, и бесплатно! Он же вон как старался — выбирал…

В ушах аж зазвенело от злости. Я, не помня себя, не обращая внимания на полный дом родственников и дам, начал орать. Про то, что меня из-за него могли с работы выкинуть, что сотрудники не списывают и не уносят домой продукцию специально, и всё, что он там разбил, уже давно на свалке, а не в секретных флягах у сотрудников. Что я теперь с подмоченной репутацией, что страховая может и не возместить, а он разбил тыщ на двадцать.

За озвученной суммой последовал коллективный “вздох страха”, я краем глаза увидел, как дядья похватались за сердце. И тут мою ноту негодования подхватили тётки. Только они были на стороне отчима: мол, неужели не мог для родни постараться и вынести, если уж всё равно всё остальное за меня сделано. И это не отчим жадный дурак, а я глупый, если не умею для своих тащить с работы и пользоваться служебным положением.

И тут, среди всех гадюк в этой яме, — прадед. Так гаркнул, что все аж присели.

– В мой юбилей на столе не будет ворованного. Я целый век прожил, имейте уважение к возрасту. Я тут старше вас всех. И я, и мой отец, и отец моего отца вам бы языки всем вырвали. Воровать они собрались! Мы что, голодаем? Бедствуем?! Война у нас, я спрашиваю? Что вы, как крысы, всё стащить хотите? Этому и детей своих учите? Так вот правнука моего не трожьте! Единственный правильный вырос, работает, деньги в дом несёт, честно. — И разогнал всех по другим комнатам и кухне. Но меня потом оттягал за ухо, чуть не оторвал его, за то что матерился, когда на отчима кричал.

Страховая разбитое отказалась возмещать, так как по записи с камер видно, что замахнулись и разбили намеренно, меня лишили премии на два месяца для возмещения (я сам попросил). А начальник мне на дедов юбилей сам вручил бутылку вина, велел передать.