Дурачки в деревне не выживают

Я родился и вырос в деревне, и только в 15 лет мы переехали в город. История, которую я расскажу, произошла, когда мне было 8-9 лет. Родители уехали на заработки в город уже тогда, чтобы подготовить почву для переезда. А мы со старшим братом остались жить с бабушкой и дедушкой.

Брат был старше меня на три года. Ему было почти тринадцать лет. Но он родился с какими-то отклонениями. В деревне никто не знал хитроумных диагнозов. Так что для нас тогда что аутизм, что синдром дауна, — всё было одинаково. Брат был очень большой и грузный. И такой аномальной силой и ростом обладал всегда, с самого младенчества. А вёл себя, как дурачок, речь понимал, но не разговаривал, а мычал. Поэтому его чаще запирали дома, чтобы он не попал в неприятности. Или чтобы в неприятности не попали сами бабушка с дедушкой.

Когда брат злился, он бросался на них с кулаками. И несмотря на то, что был младше, бил больно и сильно. Если впадал в ярость, даже дед не мог с ним справиться. Была осень, мы пошли в лес за грибами. Брата оставили в доме, чтобы снова чего-нибудь не случилось. С ним дома остался дед. Но когда тот уснул, старший брат вышел и пошёл вслед за нами в лес.

Шёл тихо и аккуратно, даже прятался от нас, чтобы мы не заметили. Знал, что бабушка будет ругать. Мы тыкались по кустам и переговаривались, чтобы незаметно случайно не разбрестись. Зашли довольно далеко, когда брат себя обнаружил. Сильно зашумел ветками под ногами, и бабушка его увидела.

Мы так удивились, что он тихо с нами дошёл до самого оврага, да ещё и не набедокурил. Но если уж он тут, надо поворачивать. Бабушка только двинулась к нему, чтобы взять за руку и идти назад, когда он сорвался с места и побежал вбок. Бежал с мычанием и криком «эээээ!». А в десяти метрах от него закопошился бурый клубок. Маленький медвежонок. Он испугался воплей брата и побежал от него в обратную сторону.

Брат прибавил ходу и попытался схватить медвежонка, но тот жалобно стал «мёкать». Бабушка со всех ног погналась за братом и что было силы схватила его за шиворот. Резко рванула и поволокла за собой. Он упирался, но бабушка сильно держала и пыталась идти как можно скорее. Я был умнее старшего брата и понимал, что медвежонок побежал к матери. А она наверняка уже услышала его и точно знает, что детёныш в опасности. Я пошёл за бабушкой.

Брат всё ещё сопротивлялся, но бабушка его тащила. С другой стороны оврага раздался медвежий «клич» взрослой особи. Бабушка ещё прибавила ходу, я почти бежал за ней. А брат стал вырываться и мычать. И в конце концов, в борьбе, споткнулся и порезался о гнилую корягу. Начал реветь и драться.

Бабушка моя в то время была ещё молодой и сильной. Она бросила своё ведро с грибами и двумя руками уцепила брата, завалила его себе на спину и побежала. Потом она говорила, что это от страха сил прибавилось. Я высыпал её грибы и взял ведро. Сам побежал следом, стараясь не отставать. Мы выбрались из леса. Из-за страха прибежали очень быстро.

Когда пришли домой, дед вышел нам навстречу заспанный и испуганный. Он проснулся, когда мы подходили к дому, а брат ревел и хватался за ногу. Рану еле-еле промыли и забинтовали. Порезался глубоко, но зашивать было бы бесполезно. В деревне никакой анестезии не было в то время. А врачи с братом не справились бы. Он бы всё равно не дался зашивать ногу наживую. Но дома дедушка с бабушкой держали его вдвоём, а я промывал царапину и вытаскивал грязь.

Через два дня брат влез к свиньям и повалялся в грязи и сене. Расчесал рану, содрал кровяную корку. Болячка снова засохла, а внутри загноилась. Мы не заметили. А потом пошло заражение. Когда он стал прихрамывать, гной уже начал сам сочиться. Мы поехали в больницу. Почти два дня езды до города. Я остался один в деревне. Но это было не страшно. Вокруг все свои, а каждый сосед тебе по какой-нибудь линии родственник.

Через неделю приехали все. Бабушка, дедушка, родители и брат без ноги. Отрезали выше колена. Жить стало сложно. В деревне всегда сложно, но мы привыкли. Но теперь на нашем попечении был буйный инвалид с нездоровой головой. Однако, мы справились. Через два года бат уже вовсю орудовал самодельными костылями. И с их помощью гулял по дорогам. В один вечер он не вернулся в обычное время, я пошёл за ним. Он лежал на дороге без сознания. Инсульт. Похоронили. И почти сразу потом переехали в город.

Комментарии