И снова о моих любимых хачах. Я имею право называть Дагестанцев хачами, потому что сама одна из них. И здесь работает то самое правило, по которому нигеры могут называть нигеров нигерами. Короче, я любя и без злого контекста.

Приехала я из Москвы в Махачкалу, чтобы навестить родню по отцовской линии. Коли приехала в город, где море, — нужно сходить. Море здесь — это что-то вроде транзитной зоны в аэропорту. Дюти-фри-пляж. То есть всё равно народ хочет, чтобы ты была прикрыта паранджой, но так и быть, плавай просто в купальнике.

Чтобы лишний раз не провоцировать исторических собратьев, я пошла на компромисс. То есть пошла в купальнике и шортах. Решила закрыть хотя бы попу и плавать в таком виде.

Впервые в жизни со мной столько раз пытались познакомиться. И я не скажу, что это приятно. Это отвратительно, когда на тебя смотрят, как на кусок мяса. Пока я шла вдоль берега, ища место, где удобнее войти в воду, мимо пробегал мущщина-спортсмэн. Дядька 50 лет. И вот он пробегает мимо меня, разворачивается и бежит спиной вперёд, пялясь на грудь. Мда.

В воде ко мне подплывали и выныривали прямо под носом. Могли как будто бы “вслепую” после выныривания схватиться за что нибудь. Надоело это развлечение, пошла к раздевалкам. Переоделась, хотела уходить, и тут одна женщина попросила посторожить у входа, пока она снимет мокрое и наденет сухое платье.

Согласилась, ибо раздевалки там без дверей и прочего. Просто коробочка на ножках с решётчатым полом, а стенка огибает периметр и сворачивается внутрь, как узор на панцире улитки. вот и стоишь по-сути за стенкой, а к тебе без препятствий может ворваться джигит.

Джигиты, к слову, охамели и организовали волейбольную площадку аккурат рядом с женской раздевалкой. То есть рядом с мужской нельзя — оттуда турнули, а вот рядом с женской можно. Баба же отпор не даст, да и если ей по голове мячом попадёт — не страшно. Не человек же.

И вдруг у этой весёлой олимпийской сборной улетает мяч. Улетел в нашу сторону, но, слава всем богам, старым и новым, не попало по башке. Зато закатилось под раздевалку. И один из этих умников-криворучек полез за ним. Напоминаю, в раздевалке пол решетом. Внутри — оголённая женщина. Атас, товарищи.

Так его ничто не смутило. Я, к своему стыду, просто молчала и пребывала в шоковом состоянии. Обычно могу и нахамить и по морде дать кому надо. Но тут стушевалась. И туууут… эта женщина кааак гаркнет дурным голосом на него. Он от испуга выпрыгнул, отошёл в сторонку. А она дальше переодевается.

Мяч всё ещё под раздевалкой. Вся играющая компания человек в 18 столпилась вокруг. Теперь они ждали. Игра прервана, им ведь нечего делать. Я от испуга вжалась в стену раздевалки. Женщина, не торопясь, вышла и так их всех отчитала.

Мамочки, как она орала. Про юридическую сторону вопроса, про моральную. Про медицински опасные случаи, когда мяч попадал в человека. Джигиты вокруг стояли, выпучив глаза. Они ошалели от самого факта, что женщина перед ними не лопочет и не просто пищит. О боги, у бабы прорезался голос, как так-то?

Кончилось тем, что она от души высказалась, и её ни разу не прервали. В лицо никто ничего сказать не смог. Зато в спину прилетело что-то невнятно-затыкающее. Это джигиты так попытались оставить последнее слово за собой. Но женщина уже давно их не слышала и шла по своим делам.