Работаю в контактном зоопарке. У нас тут козы, кролики, лемуры, сурикаты и много других. Гвозди всех программ посещений — джунгарики, попугаи и еноты. Все прутся к енотам. Бедные зверюги впервые за весь день успевают добраться до миски покушать — их тут же начинают снова тискать. Довели первую партию до нервоза. Еноты похудели, стали кусаться, бросаться и жаться в угол. Радости для посетителей мало. Просто фотографироваться с ними и смотреть через клетку не хотели. Сразу бежали мять хомяков. Хомяки от безысходности перекусали руки всем детям, которые их пытались взять. Ну задолбались они. Потом шли к попугаям. Птицы от нервов гадили на тех, кто заходил к ним в вольер. Дикий ор попугов и обсеренные орущие дети, которым могли и в макушку тюкнуть, и пальцы ущипнуть. В общем,  прибыль превратилась в убыль. Сотрудников сильно сократили, енотов списали в зоопарк и взяли новых, ещё не доведённых до белого каления.

Толстенькие и пушистые жопки были ласковыми, любили долго спать, гладиться и отзывались на кличку “Пельмеш” оба. Как только люди узнали, что снова есть “контактные” еноты, понабежала куча народу. И эти еноты тоже офигели. Знаете, даже люди начнут кусаться и бросаться, если к ним будут тянуться куча рук, потискать, впихнуть в пасть сотый шарик сухого корма, десятую грушу за день. Ой, а лапку потрогать, ой а хвостик, а пузико, а носик, щёчкиушкиляжки. Бедные еноты. Хозяин запретил закрывать вольер и не пускать посетителей. Потому что кроме енотов, как оказалось, ни детям ни взрослым, никакие другие животные в общем-то и не нужны нафиг. Со временем енотов стали менять чаще, коз убрали и заменили на тех же енотов. Поэтому последних стало в три раза больше. И посетителей стало в три раза больше. Мы-то наивно полагали, что новые особи просто помогут распределить нагрузку на прежних. Но нет. Звери стали как проститутки: их держали до тех пор, пока они были ласковыми и подпускаи к себе клиентов. С такой жизнью они выдерживали около двух месяцев. Потом умер от стресса первый. Потом второй: сердце не выдержало в руках у очередного папаши, который держал енота, пока доча нагладится.

Вы знаете, тут не будет счастливого конца. Я писал анонимные жалобы. Бесполезно. “Закон не нарушен”. Эта сеть контактных зоопарков благополучно продолжает работать и уже солидно разрослась, а я уволился. Два мёртвых енота, семь “списанных”, четыре попугая, двадцать шесть джунгариков, три морские свинки. Люди — мрази.