Оба моих родителя родом из деревни. И меня с сестрой родили там же. Коровы, свиньи, навоз, бесперспективность. Собрали всю волю в кулак и переехали в город. Было тяжело, но выжили. Мы с сестрой, соответственно, выросли в городских условиях и к деревенскому труду совсем не приспособлены.

Тем не менее в той деревне осталась вся родня, поэтому мы регулярно туда приезжали погостить и проведать всех. С гостинцами, с хорошим настроением. Ещё на подъезде наш Ниссан Кашкай ненавистно оглядывали. Регулярно местные напивались в честь нашего приезда, устраивая допрос с откровенным презрением. Напиваются они вообще регулярно, а наш приезд — просто повод. И нас с сестрой действительно ненавидят. Мы городские, зажравшиеся, пафосные, модные, при деньгах, наглые, сестра фифа и на машину насосала. Родственникам в пьяном угаре не возражаем: всё таки не хочется бить морды тем, кто за это ещё может портить нервы родителям.

Есть особенно неугомонный дядька-алкаш, который всё не понимал, почему мы ему не помогаем. Городские, денег много, машины покупаем, а ему вот на работу даже не поможем устроиться. А мы помогали. Дважды устраивали его по знакомству, но он приходил два дня, а потом забивал на всё. Зарплату хочет, работать — нет. У него четверо детей: три сына и дочка. Сыновья тоже баклуши бьют по жизни и ничего не делают, а вот дочка пытается как-то в жизни устроиться. Перебралась в город, работу искать пыталась.

Мы с сестрой ей и помогли: устроили к себе в бухгалтерский отдел, зарплату хорошую назначили. Месяц хорошо отработала, а потом резко начала таять на глазах. Спрашивали, что случилось. Оказалось, она всю получку отцу в деревню отправляла. Тот, понятное дело, пропивал с братьями и проедал всё. А самой девушке ничего не оставалось, и она месяц на пакете гречки жила. Поговорили с ней, объяснили, что так нельзя. Братья взрослые, работоспособные, зачем четырёх амбалов на себе тянешь? Покивала, что поняла. Мы ей ещё зарплату подняли и договорились, что она больше половины отправлять не будет.

Ещё два месяца прошло и она к нам приходит в кабинет, просится пожить у нас: ей за квартиру платить нечем. Как и договаривались, она только половину денег отсылала, а на половину жила. Но хозяйка взяла и подняла плату на несколько тысяч. Подняла справедливо, потому что изначально пожалела и впустила квартирантку на льготных условиях. В общем, не хватает денег и на жильё, и на еду. Ладно, пустили пожить у нас.

Месяц старалась, работала, жила тихо, как мышка. Мы ей выхлопотали премию солидную. Интересуемся, как дела-то? А она говорит, снова почти все деньги отцу отослала. Нам такое дело не понравилось. Посадили за стол, налили чай, стали серьёзно разговаривать. Во-первых, отец и братья сами должны зарабатывать на жизнь. Во-вторых, ей надо и самой на квартиру собирать, потому что девушка трудолюбивая и в деревне ей делать нечего. В-третьих, если все деньги отдавать, то она скорее с голоду помрёт. А ей ещё свою жизнь устраивать. В общем, покивала, грустно выхлебала чай и спать пошла.

В следующие три месяца мы с сестрой разъезжали по командировкам и очень сильно были заняты работой. Наступил опасный для фирмы момент, так что даже отец с матерью старались нам в работе помогать. Отдел бухгалтерии нужно было пополнять, потому что работы стало невпроворот, а рабочее место только одно. Выбрали два резюме: одно — опытный бухгалтер со стажем, другое — начинающая девочка, амбициозная, способная, бойкая, только опыта почти нет. Взяли первую женщину, потому что нельзя было рисковать. Работа пошла на лад, только главбух жалуется, что не хватает рук, ещё помощь нужна. Обратились к родственнице, мол, мы тебе зарплату ещё повысим, возьмёшь сверхурочные? Она мотает головой — «нет». Работать не успеваешь? — Успеваю, но устаю сильно.

А загруженность у неё была небольшая. Опять выясняем, в чём дело. А она снова почти всю получку отцу отправляет. Ну вашу ж машу! Сама себе еду почти не покупает, у нас не просит, потому что мы по командировкам мотаемся и дома не бываем совсем, себе на квартиру не копит, еле ходит зелёная от усталости. Дальше так было нельзя.

Во-первых, нельзя сознательно недоедать из-за четырёх алкашей-родственников. Во-вторых, не бесконечно же она с нами жить собралась? В-третьих, мы платим очень большую зарплату для её обязанностей, а она уже и сними начинает не справляться от усталости. Решили посовещаться с родителями. Мы с сестрой хотим её уволить, а мать с отцом не разрешают — говорят, что нельзя так с родственницей. Ну, поругались из-за этого слегка, но не уволили. Лишили её всех премий и надбавок, зп получилась в два с лишним раза ниже. Она, когда получила расчёт, глаза округлила: «А что я семье отправлю?» Мы ей говорим, ничего не отправляй, сама на это живи. Даём тебе месяц и на съёмную квартиру съедешь. Как раз подкопишь. Она в слёзы — как же так? Но мы решения не сменили. Если надо выбивать из неё эту дурацкую любовь к родственникам-кровопийцам, выбьем силой.

Прошёл месяц, снова день получки. Отдаём такую же сумму, как в прошлый раз. Она на нас смотрит и чуть не плачет. Объясняем, что этого достаточно на съём и две недели прожить, а потом поднимем зп. Может сверхурочные брать. «Нет, я так не могу, мне семью надо кормить. Сделайте как раньше, я же работаю. Брат писал, говорит, им не хватает.» И заплакала.

Посовещались мы с сестрой и уволили её. Отвезли на машине домой, в деревню. Наслушались, какие мы сволочи и скоты, и уехали. На её место взяли молодую и без опыта. Она быстро освоилась, хорошо приняла работу. Главбух вообще была счастлива.

Больше мы к родственникам не ездили. Мать с отцом тоже не пускали, а если скучать начинали, привозили родственников к нам в город погостить. Потом забрали из деревни последнюю живую бабушку и так и оставили в своей квартире. Когда мне говорят, что городские не любят деревенских, не спорю. Я просто знаю, что деревенские сами ненавидят городских.