Войти
Истории

И забыла как страшный сон

0
И забыла как страшный сон

Год назад встречалась с мужчиной. Не из большой любви, а «для здоровья». Отношения заводить не собирались — ни я, ни он, — и всех всё устраивало. Через пару месяцев встречаний я решила, что нервы мои мне дороже, и надо прекращать взаимодействие с настолько токсичным человеком.

У него был сдвиг на теме эмиграции. Он поносил Россию как мог. Причём это были гигантские загоны вообще по всему: ему власть не нравится, чиновники не нравятся, система здравоохранения, образования не нравятся, и работают там одни дебилы, дегенераты, идиоты. Абсолютно все беды сводились к тому, что это всё «потому что мы в сраной Рашке».

Причём возражать ему было бессмысленно. Он вообще не собирался вести политические беседы, а просто начинал гневно поливать всю страну говном. Просто какая-то реинкарнация Гитлера. Шаурма в ларьке невкусная — да потому что в России даже готовят через задницу. От человека в метро потом пахло — в России придурки без представлений о личной гигиене.

Я пожаловалась, что премию сократили (финансовые проблемы у фирмы) — меня высмеяли со словами, а чего я хотела, это же говно-начальники говно-бизнесов в говно-стране. Я в итоге не выдержала, и сказала человеку досвидания. Потому что не дай бог бы у нас ещё во время секса что-то не получилось, он непременно высказался бы, что это из-за того, что мы им в России занимаемся.

Мы почти мирно разошлись. И через месяц я понимаю, что со мной что-то не так. Повысилась чувствительность и пропали месячные. Сходила проверилась — беременна. Партнёр был один — тот антипатриот. Попыталась его прозвонить — недоступен. После работы заехала к нему домой. Открыли родители.

Спрашиваю, где сын ваш, надо о личном поговорить. Мне тогда показалось правильным уведомить человека о случившемся казусе. Просто, чтобы знал, ну и, возможно, марку контрацептивов сменил. Но его родители сказали, что сын эмигрировал.

Оп-па, нежданчик. Уехал в Польшу, позвонил, сказал, что никогда в гниющую Россию не вернётся и общего с этой страной иметь не собирается. Всё, с тех пор телефон его не доступен, и «сына» не связывался с родными. Родители в ужасе от его поступка, но сделать ничего не могут.

Меня позвали на чай, я отказалась, попрощалась, и меня уже в подъезде окликнули, зачем я приходила. А мне что-то так стало жалко этих людей, и я ляпнула, что сообщить их сыну о беременности. Но раз он уехал, то всё намного проще.

Какими глазами на меня смотрели — просто не передать. Меня силком втащили обратно в квартиру, обо всём подробно расспросили, я заверила, что мне от их кровиночки ничего не нужно, я только из соображений морали и нравственности решила поставить его в известность, но раз уж от него ни слуху ни духу, сама спокойно разберусь с проблемой.

На меня накинулись, что какая же это теперь проблема, у меня же теперь есть они — будущие бабушка и дедушка. Я довольно резко их прервала, что бабушкой и дедушкой их сделаю точно не я, и более того: я в клинику уже записалась на прерывание. Денег не прошу, сопереживания тоже.

Что там потом было, это кошмар. В меня вцепились и насильно не выпускали из квартиры. Больше двух часов убеждали, что ребёнок — наша связующая ниточка, подарок. Что сын исчез, но вместо него будет новый человечек, которого они нормально (на этот раз) воспитают.

Я там из себя выходила, прошла все стадии от отрицания до торга. В итоге согласилась, позвонила в клинику, отменила процедуру прерывания беременности, пообещала завтра же пойти встать на учёт, состроила самое благодарное и просвещённое лицо. Мне предложили переночевать у них, но я с уверенным видом сказала, что от них слишком далеко до поликлиники, а я утром лучше на анализ крови схожу.

Убежала от них, сверкая пятками, спохватилась снова позвонить в клинику — а у них уже нерабочее время. Решила исправить недоразуменее утром, но на утро пришла менструация. Чуть больше разборок — и отсутствие беременности, а тест ложно-положительный. Бывшего любовника и его родню забыла, как страшный сон.

Комментарии
Войдите чтобы оставить комментарий.

Пароль придёт на почту.