Летом сломал ногу и получил сотрясение: месяц прописали сидеть дома. На работе начальству пофигу, что там у меня со здоровьем, потому что план горит, клиенты за меня держатся и работа просто так сама не пойдёт.

Разругались сначала в пух и прах, а потом решили, что на период выздоровления я буду просто работать из дома. Неполный рабочий день из-за сотряса и головных болей, с перерывами, но всё же работать.

Работал утром пару часов, быстро уставал, понял, что нужен отдых, поэтому после обеда спал или дремал, а потом продолжал ещё часа три до вечера висеть на телефоне и попутно в ноутбуке.

Такой график вполне меня устроил, тем более, что в офисе я больше и не делал. А с учётом обеденного перерыва, отвлекающих факторов в виде вечно снующих в поисках каких-то доков эйчаров и дёргающих меня, дома, хоть и с обеденным отдыхом, всё равно работать получалось плодотворнее.

Без перерыва в середине дня работать не получалось — пробовал, но дико болела голова, тошнило и резко размывалось всё перед глазами. Поэтому я всё таки ложился на перерыв, прямо как в детском саду.

И вдруг нарисовались соседи с ремонтом. Дрелью с самого первого дня привели меня в бешенство. Голова просто раскалывалась. Беруши не помогли. Не выдержал, сходил к ним в гости, опираясь на костыли.

Открыли мне парни, нормальные русские, а не классическая среднеазиатская команда “моя-твоя-не-панимат”. Выяснилось, что всё таки не россияне, а молдоване.

Попросил их не шуметь в положенный законом перерыв с часу до трёх. Сказал, можно даже не все два часа. Я, когда буду вставать, буду их предупреждать, что уже можно продолжать работы, потому что я не каждый день отдыхал так долго. Покивали, договорились.

Неделю существовали мирно и спокойно. Пока не приехала хозяйка проверять ремонт и не возмутились двум часам перерыва. Раздала рабочим словесных подзатыльников, велела быстрее делать ремонт без всяких там “тихих часов”.

Когда я пришёл узнать, что за дела, почему опять сверлят без остановки, послала меня куда подальше. Я перед ней распинался, цитируя законодательство. Мол, не правы вы, мил человек, так положено — не шуметь, чтобы люди отдохнули. Да и по-человечески: я же больной, у меня сотрясение постельный режим, — а вы с утра до ночи хотите штробить и соты в стене просверливать!

Соседка (хозяйка квартиры) покивала и захлопнула дверь. А потом снова начался ремонт. В следующий раз, когда я стучался, мне даже не открыли. На следующий день от жажды мести, когда голова уже раскалывалась, разозлился и позвонил в полицию.

Они, радостные, в форме, очень быстро прискакали. По секрету мне сказали, что надеялись застать на ремонтных работах нелегалов-ашотиков, потому что у них план на них. Но застали ребят славян и расстроились. Просто от безысходности проверили доки, а тут хоп — и они не наши! Молдованам в Россию можно, а работать тут без разрешения нельзя.

Ребят живенько схватили и увезли, а потом депортировали. А хозяйка квартиры пришла потом со слезами и истерикой ругаться: что я наделал, она же рабочим за весь ремонт вперёд заплатила, а их увезли. Как она теперь всё доделает, денег же нет уже другую бригаду нанимать. Начала орать, что я сам теперь пойду ей всю проводку доделывать и шпаклевать.

Посочувствовал ей, но сказал, что сама виновата. Дала бы мне два часа в день отдыха от своего ремонта, и никто бы в полицию не звонил, так что теперь пусть выкручивается. Не выкрутилась, до сих пор в недоделанной квартире с лета живёт.

Мы уверены, вам есть что рассказать. Пришлите свою историю, и мы опубликуем её. Аниномно.