С лучшим другом открыли бар в 2008 году. Вопреки тому, что нас стращали все знакомые, всё шло хорошо. А пугали тем, что делать бизнес с близкими друзьями и родственниками — не к добру. Вроде как из-за денег перессоримся, и не выйдет ни дела, ни хороших взаимоотношений. Вот такой страшной сказки мы с Василием избежали.

У меня в роду турки и внешность соответствующая, поэтому я, забавы ради, при посторонних зову друга Уасей на манер сильного акцента. Жили мы с Васей в северном городе, и не то, чтобы не любили климат, но открывать бар решили всё же где-то поюжнее. Уехали в Геленджик, арендовали помещение, сделали там отменный ремонт и запустились.

Не буду врать про «как по маслу», было сложно, мы сутками не спали. Были сами себе грузчики, уборщики и администраторы. Жили на этой работе. С отделкой помещения помогли новые друзья (тоже турки). Знаете, полезно быть мной, потому что любой турок априори считает себя моим братом и рвётся помочь да выручить.

Как я уже сказал, было трудно, но прибыль шла. Клиенты просто лавинами стекались. Процентов сорок, наверное, это были всё те же турки со всеми своими огромными семьями. Рвались поддержать соотечественника и, как они говорили, «у своих можно быть уверенным, что всё честно и качественно». В общем, за полгода мы смогли нанять весь персонал, а сами сели считать деньги и периодически поплёвывали в потолок или обзаводились новыми полезными знакомствами.

И вот нарисовался на пороге арендодатель. Срок договора подходил к концу. Да, заключали на девять месяцев, так как мы не были уверены, что сразу всё получится. Мало ли, разорение, крах, а договор на годы вперёд. В общем засели за переговорами. Мы с Васей желаем продлить сотрудничество, а арендодатель морозится. Мы не понимаем, что не так. Платим исправно, без просрочек, проблем с инспекциями нет, милиция к нам на пьяные драки не ездит, потому что за семь месяцев работы точки не было ни одного бушующего придурка, всё мирно-чинно. Арендодатель мялся-мялся и говорит, что слишком неожиданно у нас всё вышло, что не ждал такого успеха от нас.

Обычно после окончания летне-курортного сезона, клиентов ни у кого не бывало, и они разорялись. А мы, засранцы такие, процветаем. Тут, надо сказать, мы выдохнули. Посмеялись и предложили перезаключить договор с большей платой за помещение. Что за вопросы, прибыль позволяет. Разве мы не понимаем, что человек абсолютно оправданно хочет больше денег за нашу выгоду. Подняли цифру на 20 процентов от первоначальной. — Нет. На 30%? — Тоже нет. Ну 35 — это край. А мужик сделал страшное лицо и говорит «съезжайте!». Посмурнели, подумали, а что нам делать?

– Хорошо, съедем. Через два месяца договор кончается, будем пока искать подходящее помещение.

– Нет, вы не поняли, прямо сейчас съезжайте.

– Куда сейчас, у нас ещё есть время, по договору, вы нас не обманывайте. — Мужик сидит, сурово смотрит нам в глаза и предлагает вернуть арендную плату за два оставшихся месяца, но мы съезжаем прямо сейчас. Так не пойдёт. До свидания, уважаемый, закон на нашей стороне. На улицу нас сразу выкинуть не получится. И когда мы расстались на такой пасмурной ноте, началась травля.

Из помещения нас хотели выкурить. Запускали тараканов, поджигали двери, нанимали бомжей, которые устраивали у нас внутри драки и били посуду. Мы таких быстро выводили, но репутация портилась. Затравили проверками, перерубали кабели, мы оставались то без электричества, то без воды. Последняя капля была, когда уборщику накостыляли. Но он парень не из пугливых, рассказал, что они угрожали ему ещё поддать, если не уволится. Трогать наш персонал мы не позволили. Люди ни в чём не виноваты. Так вот выдержали в этой войне всего месяц и сдались. Позвонили арендодателю, предупредили, что съедем за три дня, но пусть вернёт деньги за последний месяц. Он нас послал на три буквы, типа надо было сразу соглашаться.

В первый день вывезли всю мебель. Во второй — оборудование. А в третий — ремонт… Отодрали и разбили плитку, соскребли штукатурку, выкрутили каждую лампочку. Проводку, вмонтированную в стену, тоже выдернули. Короче всё, что непосильным трудом приводили в порядок, вернули к изначальному виду. И съехали.

Спасли нас Васильевы знакомые, которые предоставили помещение. С ними сразу заключили договор на длительное время и с оплатой по форме: фиксированная сумма + процент от прибыли. До сих пор тут и работаем. А бывший арендодатель после нашего ухода отремонтировал помещение заново. По памяти скопировал нашу прежнюю обстановку и открыл своё кафе. Даже название похожее, как у нашего бара. В первые два месяца к нему ходили по старой памяти о месте. А потом наши клиенты снова вернулись к нам туда, куда бар переехал.