В нашей общей компании, где мы тусовались студентами, был один тихий и скучный парень — Витя. И одна моя старая знакомая — девушка просто невероятной красоты, Милана. Своими природными данными она пользовалась вовсю. Сумки за неё вечно таскали особи мужского пола, обед ей покупали они же. И все конспекты были заботливо переписаны их руками в её тетради.

Несмотря на свою популярность, с кем попало она не спала. Позволяла себе лёгкий флирт, и принимала подарки от других парней, но верна была своему парню. Байкер, сорви голова. Один из тех, на которых девушки вешаются, как макаки на банан. Само воплощение харизмы, общительности и обаятельности. В общем, полная противоположность тихого Вити.

На первом курсе мы с Витей не общались. Только “привет-пока” и “я всё ещё помню как тебя зовут”. На втором у меня возникла проблема с курсовой, которую засунул в дебри своей памяти компьютер. И Витя помог. У нас появился диалог в почтовом клиенте от Яндекса. Да, это были ещё те допотопные времена, когда социальные сети не появились, а “аська” меня раздражала.

Мы переписывались с Витей два года. Он стал мне лучшим другом… по переписке. В жизни мы всё ещё только здоровались и прощались. Вите было сложно выйти на тот же уровень общения в жизни. В какой-то момент я даже засомневалась, а с ним ли я переписываюсь? Настолько был огромен контраст между электронным и живым общением. Но, клянусь, он был и остаётся интереснейшим человеком, которого я когда-либо знала. Особенно ценным в такой дружбе было то, что не существовало никакого барьера и стеснения. Он оказался мне ближе всех на свете по духу.

А летом перед четвёртым курсом Милана поссорилась со своим байкером. И, чтобы оторваться, стала позволять мужчинам ухаживать за собой больше обычного. Теперь её и до дома провожали, и в щёчку целовали, и даже рядом с ней находиться при посторонних им было позволено.

Но на этот раз Миланой очаровался Витя. Она была очень коммуникабельной девушкой и поразительно легко его разговорила и вовлекла в “дружбу”. Через две недели более тесного контакта с живым человеком, чем обычно, Витя совсем одурел. И был назначен главным носителем её сумки.

Смотреть было больно. Мой близкий друг и в таких кровожадных отношениях с девушкой, которая просто поднимает себе самооценку после расставания. Но в электронных письмах Витя писал, что счастлив. Он расписывал, какую невероятную любовь испытывает к нему Милана, и как он сам безмерно любит её. Правда, она всё ещё не разрешает ему поцеловать её в губы, потому что жалко размазать помаду. Но Витя несомненно всё отдаст за неё и будет только с ней до конца жизни.

Через пару месяцев Милана помирилась со своим парнем-байкером, но не спешила рвать с Витей. Он всё так же ходил за ней хвостом и пускал молчаливые слюни обожания. Постепенно общие знакомые из нашей компании стали намекать Вите, что он отсеян и не стоит больше так позориться. Но он их не слушал. Писал мне о душераздирающих эмоциях, о том, что переживает за их с Миланой отношения. Что она ему обещала разойтись с байкером окончательно, просто нужно немножко подождать. А он действительно страдал.

Со стороны это стало выглядеть совсем уж скверно. Витя ходил за Миланой тенью, выполнял любые прихоти, но по её просьбе скрывал само своё существование от парня-байкера. До дома провожать теперь не мог, потому что там её ждал Он. А вот с утра ждать у подъезда в февральскую холодину, чтобы встретить Милану и провести до автобусной остановки двести метров — пожалуйста. В общем, её позиция была примерно такой: люби и заботься обо мне, но не пались перед моим парнем.

В конце-концов эта ситуация стала совсем уж омерзительной, и я вызвала Витю на откровенный разговор. Впервые это произошло в реальной жизни. Я пригласила его пройтись и поговорить о его чувствах и ситуации в целом. Мы пять часов бродили по городу вдоль шоссе, и он разве что не плакал от обиды и непонимания. Я решила, что не стоит сразу же давить на него и вываливать всю правду о том, как ситуация выглядит со стороны. Разговор перенёсся на следующую встречу.

И так мы провели целый месяц, гуляя часами и разговаривая. Постепенно, навязчивые мысли о Милане сошли на нет, и разговоры текли уже в совершенно другом русле. О жизни, о взглядах, обо многих интересных вещах. И когда он, вроде бы, перестал убиваться из-за девушки, я решила ему сказать.

Попросила не перебивать и выдала целый монолог на десять минут. Про то, что ему заморочили голову, что её пренебрежение им уже слишком явно для всех окружающих, что Милана им пользуется, а расставаться с парнем и не думает. Вот только сам Витя от этого страшно мучается. И мы достаточно взрослые люди, чтобы взглянуть на это свысока и просто отпустить ситуацию, жить дальше, не травмируя себя.

Он после моей речи ни на минуту не задумался и не замолчал. И мы снова целый час проговорили о Милане. Он успокоился, высказал всё наболевшее снова. А на следующий день позвал меня гулять и поцеловал. А я была и не против. Да, сначала мне показалось, что мной просто заменили другую девушку и заткнули дырку в душе, но это быстро прошло. Отношения складывались крепкие и отличные. Они же, по сути, были построены на первоначальной дружбе.

И Витя резко перестал ходить по пятам за Миланой и повеселел. А она не сильно и переживала. Её сумки уже носил другой. Милана невольно стала для меня примером того, как не стоит вести себя с парнем, чтобы не унизить и не обидеть его.

А через три недели после того, как мы начали встречаться, Вите на почту упало новое письмо. Он показал мне его. От Миланы. Письмо, полное раскаяния и сожалений. Она писала, что Витя был единственным, кто о ней так заботился, по-настоящему поддерживал и любил. Она только сейчас всё поняла, рассталась со своим парнем-байкером и хочет отношений. А Витя коротко ответил “нет, у меня уже есть девушка”.

Она не поверила. А мы не объявляли прилюдно о том, что между нами что-то есть. Вот она и решила, что мы просто дружим. Поэтому ещё две недели атаковала его письмами и попытками выведать, зачем он врёт ей про какую-то “мифическую” девушку. Она прямым текстом писала, что не верит, что у него кто-то есть. Я просила не говорить, что это я. Просто не хотела. Я приняла её издевательства над Витей слишком близко к сердцу, и уже сама злилась на Милану.

А потом случилось страшное. На Милану в баре опрокинули горящий спиртной коктейль. Обгорели плечо, шея сбоку и нижняя часть лица. Ожоги были страшными и сильными. У неё остались шрамы, которые не замаскировать косметикой. После происшествия все знакомые навещали её в больнице. Даже мы с Витей забыли про всё, что было, и искренне ей соболезновали. Она восприняла это не как простую поддержку. А решила, что Витя приходит к ней из-за чувств, и теперь он точно останется с ней.

Тогда мы решили рассказать, что у нас отношения. Милана разозлилась и снова стала писать Вите на почту. Давить на жалость. Но он остался со мной. А Милана рассказала всем общим знакомым, что я отбила его у неё, потому что она теперь со шрамами и не такая красивая. Ведь все видели, как Витя за ней таскался и любил, у них были отношения. А стоило ей немного уступить в позициях, и я тут как тут захапала себе заботливого и любящего парня. Нажелала мне кучу гадостей, проклинала.

Многие знакомые на меня ополчились и прекратили общение и дружбу. Ей поверили, наверное, из жалости, потому что она была в ужасном состоянии после случая в баре. И даже на нашу с Витей свадьбу мы получили одно письмо, где было написано, что мне должно быть стыдно за то, что увела своего жениха у другой.

Мы уверены, вам есть что рассказать. Пришлите свою историю, и мы опубликуем её. Аниномно.