Жил у меня попугай Кеша. Тупенький, но ласковый. Говорить не умел, зато давался в руки и разрешал себя гладить. Родственница, опытная в вопросах попугайничества объявила, что Кешу надо отпускать полетать, иначе крылья перестанут работать, и у птицы будет стресс. Я по малолетству решил, что Кеша не говорит как раз из-за стресса. Летать, так летать! Бабушка словила меня перед тем, как я с Инокентием в руках решил выйти на незастеклённый балкон. Тогда мне объяснили, что летать он должен исключительно по комнате, иначе на улице потеряется и не найдёт дорогу обратно. Сняли крышку у клетки, и с тех пор Кеша жил как царь.

В клетку он спускался только когда хотел сам, а в остальное время хозяйничал во всём доме. Единственный неприятный момент — Кеша любил срать. А так как я — хозяин пернатого, убирать тоже мне. И спустя три дня оттирания холодильника и шкафов от птичьего помёта, решил подстелить газетку. Бабушка идею одобрила и лично принесла стопку газет. Самостоятельно разложил листы на всех любимых местах попугая. Спустя время Кеша ополоумел и газеты начал жрать и стаскивать. Тогда слой был увеличен и зафиксирован камушками. Я в глубине души был рад тому, что Кеша начал есть газеты. Довольно часто я нарочно оставлял открытыми тетради и подсовывал Кеше дневник с тройками. Тройки Кеша не ел. Ему в принципе не нравилось образование, поэтому съедать мою домашку попугай не спешил. Я уже начал было обижаться на птицу: у одного одноклассника задания съедал кот, ещё у двоих — собака. А мой попугай оставался бесполезным. До поры до времени.

Однажды после школы я сидел на кухне и делал уроки. Тут же рядом крутилась бабушка, делая вареники с картошкой. Кеша ковылял по столу среди учебников. Зажигая камфорку, бабушка чиркала спичками, которые Кеша очень любил. Попугай услышал знакомые звуки и переметнулся с обеденного стола на разделочный, где лежали спички. Когда я обиженно повернулся в сторону улетевшего предателя, увидел мирно горящий хвост. Пока Кеша расковыривал коробок, повернувшись жопой к плите, хвост загорелся. С испугу я заорал «БААААБУШКАА!» и Кеша почти словил инфаркт. Сначала он припал грудью к столу, а потом полетел прямо ко мне в руки. На вас когда-нибудь летели горящие попугаи? Я стал отмахиваться и Кеша приземлился на мои тетради. Только тут он почувствовал подвох. Теперь заорал Кеша. Он начал скакать и перелетать со стола на стол. Прибежала бабушка и замахнулась на попугая полотенцем. Она хотела сбить пламя, но Кеша решил, что это его хотят прибить и улетел от нас подальше. На шкаф с газетами. Прежде, чем мы сбили Кешу полотенцем, он сделал два круга по кухне и поджёг почти все газеты. В то же время хвост потух просто от того, что он летал. Тем не менее охреневшего попугая замотали в полотенце и вынесли в комнату вместе со мной. А бабушка осталась тушить пожар.

С Кешей всё обошлось, на кухне пришлось белить потолок. Зато я надолго запомню лица одноклассников, когда на вопрос о домашке, ответил, что её поджёг попугай, а потом отдал учительнице записку от бабушки.