Случилось внезапное, моему тринадцатилетнему сыну не нравится моя татуировка. Это не разрыв шаблона, а разрыв отцовского сердца. Рос нормальным ребёнком, в детстве разглядывал узоры на спине.

Тату перекрывает шрамы. В детстве упал на лампу, и она раскололась. Я не сторонник философии “шрамы украшают мужчину”. Татуировку делал после армии, дорогую, тщательно подобранную для себя любимого. И ни жена, ни сын ещё ни разу не высказывали ничего против неё.

Но тут то ли новая компания, то ли интернет(я так думал), и сын стал ярым противником “петухов разукрашенных”. Тринадцать лет, а он пытается читать мне морали. “Татуировки — это не по-мужски, мне за тебя стыдно.” Дошло до того, что он со мной даже разговаривать перестал.

На родительское собрание пошёл вместо жены я. Снял верхнюю одежду, из под белой футболки проглядывал мой яркий рисунок. Сел за парту и наблюдаю красавца в громадных очках за учительским столом. Новый классный руководитель.

Учитель географии, очень хлюпенький, в целом классический образ забитого в детстве ботаника. А на собрании, кроме меня, сидит ещё трое пап. И все такие брутальные, накаченные. Некоторые мамочки им глазки строили.

Прямо во время собрания на вопрос о вопросах я поднял волнующую тему. Есть ли в классе дети, которые не любят “разукрашенных петухов”. По кабинету прокатился смешок. Согласен, иронично звучало от татуированного мужика. Но народ только растерянно покачал головами.

Несколько мам наоборот поддержали тему и сказали, что их дети только и делали, что пытались уломать родительниц хотя бы на хну, а в последнее время резко перестали. Вмешался новый классрук. Под одобрительные кивки матерей похвастался, что старается выбить эту дурь из юных голов.

Заинтересовался таким раскладом. “Как же конкретно вы эту дурь выбиваете? – Беседами о правильных приоритетах.”

После собрания отошли с несколькими людьми из родительского комитета и просто родителями обсудить бюджет на экскурсии. Соответственно, с новым классным руководителем. Одна из мам предложила устроить вылазку в музей спортивных достижений. Папы резко поддержали, очкарик отказался вести туда детей.

Экскурсии, мол, должны быть интелектуально-просветительской направленности, а турники и во дворах есть. Тут подключились доселе молчавшие. У двоих девочки ходили в спортивные секции, а сейчас забросили и говорят, что не видят смысла. Вот они и сокрушаются, что столько лет дети физически развивались, и вдруг потухли. Надо бы промотивировать.

Классрук мялся, но мы его уговорили. Дальнейшее обсуждение не несёт важной информации.

Пришёл домой, рассказал жене, что было в школе, что на будущий месяц запланировали две экскурсии. Вмешался сын (внезапно заговорил со мной!) что на экскурсию в музей спорта не пойдёт, потому что это трата времени. Возразил ему, что с классным руководителем уже утвердили всё. Сын озадаченно посмотрел в пол, потом на меня.

– Не может быть, чтобы наш классный согласился.

– Почему?

– Он против такого.

– Ну это не важно, потому что родители “ЗА”.

Эта история могла бы так и оставаться тайной, если бы не мой брат. Деньги за экскурсию пошёл сдавать он. Там сложилась очень сложная цепочка обстоятельств, по которым это не могли сделать ни я, ни жена, ни сын.

А брат у меня длинный и похож на скелет, тоже в громадных очках. Вообще-то он биохимик, но производит впечатления тупня из-за растерянного блуждающего взгляда. Ну лицо такое, что поделать. Мы его не за глаза любим)

Брат вернулся из школы, матеря нового географа. Короче, он пришёл отдать ему деньги лично в руки (сына не нашёл, пока тот по школе носился). Классный руководитель принял брата за одного из родителей и разоткровенничался на тему того, что не поощряет этой тяги к спорту. И вообще он против этих “накачанных разукрашенных дебилов”.

С самого детства вокруг него были сплошь тупые и сильные. Девочки только на них и вешались. А один особенно наглый и татуированный мотоциклист в своё время позарился на его предмет воздыханий. И таки увёз девушку на железном коне в голубую даль.

В рассказе как раз и мелькали термины про разукрашенных петухов, имбицилов с мышцами, дегенератов в спортивных костюмах и прочее оскорбительное. Брат, наверное, с отсутствующим лицом так и слушал. Но когда рассказывал это, то злился по-настоящему.

Стало сразу понятно, откуда растут ноги у мальчишеских убеждений. Это он подорвал у всего класса и любовь к спорту, и мой авторитет у сына. За последнее хотелось убить. Ну просто так он не отделался.

Я по роду деятельности бывший геодезист. Не смогу с надобным пафосом расписать момент своего триумфа. Коротко: пришёл на урок и уделал этого профессора в его же сфере. В конце специально добавил, что у людей с хилыми мозгами и мышцы хилые.

Волшебного мгновенного обращения не произошло. Сын почти неделю ходил потерянный, но в итоге пришёл мириться. Татуировка его больше не напрягает)