Сломался телефон. Без связи я не осталась: ноутбук, планшет и гигабайты интернета. Две недели без телефона проходила и ощутила невероятный кайф: никакого спама от тучи родственников в ватсапах-вайберах, нет тупых звонков от кол-центров, миллиона смсок, ошибающихся по двадцать раз номером чухчурнбеков. И в принципе не вздрагиваешь от внезапных звонков. В общем, поняла, что мне и без телефона хорошо. 

Мама всё упрашивала купить хоть какой-нибудь китайский за пять тыщ, лишь бы звонить. А я не хочу абы-какой. Либо полноценный, который заменит мне функционалом айпад, либо нечего копеечку тратить.

И вот прихожу домой и слышу рыдания. Захожу в комнату, а там мама с бабушкой плачут.

– Что случилось?

– Да это из-за тебя всё.

– Что случилось??

– Вот потому что ты телефон не носишь, поэтому и случилось.

– Да что конкретно?

– Да ничего! Иди купи себе телефон.

– Чего вы плачете? По порядку расскажите.

– Чего тебе рассказывать? Мы говорим — ты не слушаешься. Вот поэтому и случается всякое.

– Какое всякое?

Мама: “а вот я может умираю.” Сердце ухнуло в пятки. Пыталась просипеть «как?..», но ничего не получилось, голос пропал. Как стояла, так на пол и села. А бабушка с мамой глаза платком промакивают и ругаются дальше про то, что я не слушаюсь вечно, вот до чего дошло.

– Мам, что случилось?..

– Ой да ничего! Я сегодня в магазин пошла. Дааа… позвонить-то тебе не могу, чтоб ты продукты купила.

– Мам, напиши мне, сколько можно говорить. Звонить нельзя, а писать можно.

– Да ты послушай. Я, значит-то, иду в магазин. Перешла там дорогу, уже по тротуару где иду. И еле-еле так, гусиными шажками. Скользко ещё, зараза, хоть не ходи совсем! А куда деваться? Иду! Надо же, в магазин-то. Иду-иду, вроде аккуратно. И всё равно кааак поскользнусь! Ноги в разные стороны. Я как там превратилась в фигуристку, пируэты выписывала. Вот люди-то небось посмеялись с меня. Стыдобааа… За что ещё этим коммунальщикам платят? Наняли своих таджиков, они даже солью ничего не посыпают. Хоть бы песком каким, нет — пусть люди падают! А им что говори, что не говори! Ничего не меняется, только жалобы вот если ходить писать. Где там у нас сейчас по-новому через интернет жалобы на жэкэха подают? Ты мне покажи, я напишу всё.

– Мам?

– Аааа? Ну вот пораскурочивалась я там, еле на ногах устояла, схватилась за железку от знака. Стою, дух перевожу. Ужас. Сердце так бешено колотилось, так бешено. Ужас, как будто снова тридцать лет.

– Ну?

– Ну и вот! Чего ну?

– А в каком месте ты умираешь?

– А тебе не терпится что ли? В каком месте я умираю! Вон, мам, слышишь, что она мне говорит. Вот из-за неё и умру. Вот пошла я сегодня, вернулась. А завтра пойду? И упаду там? Голову об лёд расшибу, — бабушка снова начала плакать. — и кто мне поможет? Это хорошо, человек подойдёт: увидит, что я лежу, возьмёт телефон звонить родственникам — а там ТЫ!

– ???

– Чего брови поднимаешь? Позвонит, а ты трубку не берёшь! Чего тогда делать? Я так и умру от кровоизлияния в мозг, пока до тебя дозвонятся. А ты и не узнаешь, что у матери сердце остановилось, и труп уже стынет. — И сама заплакала.

Плюнула на них, пошла чай делать. Это же блин надо было ещё до такого додуматься…