Мамин День рождения

Это случилось, когда мне было лет семь. У мамы День рождения летом. И он постоянно выпадает на безумно жаркие и душные дни. Температура переваливает за тридцать градусов. Но все родственники дружной оравой ежегодно пёрлись к пяти вечера к нам домой, чтобы отпраздновать.

Мама вечно предлагала пойти праздновать в ресторан, но все галдели "чего деньги тратить, как будто мы не можем всей семьёй за общим столом тебя поздравить". Общий стол должен был вытерпеть нашествие пятидесяти человек. Все сидели друг у друга на головах. Мы ещё брали на вечер второй стол у соседей, чтобы можно было уместить эту ораву.

Мама с вечера накануне дня рождения готовила плов, халву, пекла коржи для торта, разделывала мясо, запекала безе. Ложилась в три ночи, а в семь утра вставала снова, чтобы продолжить готовить на пятьдесят прожорливых тёток и дядек. Жара, духота, её праздник, — а она весь день у плиты. Обливается потом и валится с ног.

Салаты резала я. Но это почти два ведра всяких мимоз, грибных, мясных и селёдок под шубой. А из рыбы надо было ещё и кости вытащить. В общем, меня хватало только на салаты и закуски. Остальное в силу возраста было мне не под силу. Да и то я занималась вверенной нарезкой по пять часов подряд.

Когда родственники приходили, мы уже хотели спать и видеть не могли ни их рожи, ни собственные салаты, ни "щедрые" подарки. Но ещё часов семь предстояло наблюдать, как неблагородные дамы и господа нажираются спиртным, размазывают торты по тарелкам и противно смеются.

Жирные морды с двойными подбородками, от которых несёт алкоголем, и им нестерпимо весело. Мама стоически улыбалась на очередное "счастья тебе, здоровья, Людочка, и чтобы муж всю получку домой приносил УАХА-ХА-ХА-ХА!"

Даже тот факт, что в доме есть ребёнок, которому нужно соблюдать режим и ложиться спать, не останавливал родственников. Расходились они к часу ночи. Отец заваливался в отключке на диван. Он не пил, но бухущим мужикам за центнер весом не откажешь. "Не обижай нас, за здоровье жены выпить — твоя обязанность".

Маме оставалась посуда и погром в комнатах. Она пыталась отправить меня спать, а сама садилась на стул и обхватывала голову руками. Так и сидела минут пять перед тем, как начать уборку. Я подрывалась с кровати и шла помогать. А у мамы уже не было сил меня ругать и укладывать обратно.

Мы относили посуду на кухню, сгребали скатерти, собирали стулья. На кухне по очереди мыли посуду и вытирали её. И часу в третьем ночи, как сонные мухи, пили чай и укладывались спать вместе на широкой родительской кровати. Так происходило каждый год. Суммы, затрачиваемые на покупку продуктов, были значительно выше тех, что дарили. День рождения был в убыток настроению и кошельку.

И вот, когда мне было семь с половиной, а маме тридцать, она взбунтовалась. Заранее обзвонила всех родственников и сказала, что не будет праздновать. Устала, на работе завал и дочь приболела. Конечно, ничто из этого не было правдой, мы просто не хотели снова переживать весь этот ужас. Несмотря на то, что каждого предупредили заранее, они все всё равно пришли!

Начиная с самого утра по-одному приходили и из прихожей доносилась одна и та же фраза: "Ну мы на пять минут заскочили, как не поздравить?" Пятиминуточные гости оставались на чай и больше не собирались поднимать свои задницы с наших стульев.

К шести вечера снова собралась вся толпа. И мужики начали подгонять жён, а те — маму: раз уж мы тут все собрались, надо что-то сообразить покушать. Давай-ка ты быстренько мяско в казане потушишь, салаты нарежешь, курочку пожаришь, пюрешку. Мужа, вон, в магазин послать, пусть хоть сок и водку принесёт.

Вот именно тогда, в столь юном возрасте, я прочувствовала все краски и эмоции понятия "пиздец". Но подумала "опять двадцать пять", потому что была приличной девочкой, и таких ругательств не знала. У мамы эта же мысль засела в голове. Но повиноваться она не планировала.

Гостям мама раздала ножи и овощи: режьте салаты! Саша (папа), быстро в магазин, за тортом! Ирочка(я), ты иди в комнату книжку почитай! А вы, уважаемые мужчины, быстренько на рынок, он тут в двух шагах. Возьмёте мясо, я сейчас всё напишу, что надо.

Когда мужчины уже вернулись с покупками, мама руководила женщинами: что куда раскладывать, сколько соли, как нарезать огурцы. Как только занесли огромные пакеты с мясом и, зачем-то, ещё и рыбой, мама быстренько вылетела за дверь: "я к соседям — искать свободные скамейки и посуду." Вернулась мама только к девяти часам вечера. Когда от безысходности все всё уже приготовили и расставили на стол. Мама приволокла папу, а папа — стулья.

Все расселись уставшие кушать. Но, видимо, не так уж аппетитно выглядит то, что ты сам делал, страдая несколько часов. Поэтому гости поскорее затребовали единственное халявное блюдо, к которому не были причастны. Торт. Мама вынесла в зал огромный торт "Птичье молоко".

- Только тарелок чистых больше нет, поэтому разложим куски на листики.

- Какие листики, Люд?

Мама достала старые закончившиеся тетради своих учеников и разорвала их на листочки. И все дамы с господами жрали торт с них. Мне мама велела посидеть в комнате и не высовываться, а торт она потом мне принесёт. Главное, молчать.

Когда гости слегка отошли от всего пережитого, мужики всполошились, а водка-то где?? А не было водки! Никто её не купил, забыли. Поступило предложение сейчас же скорее за ней идти. Но тут встряла мама: тихо, какая водка? У меня ребёнок вон больной только-только уснул, а вы шуметь будете!

Сочувствующие и понимающие женщины покивали и помогли вытолкать мужей из квартиры. В половину одиннадцатого все окончательно разошлись. А мы, вместе с мамой и папой, сели есть торт, салаты и остальные блюда вперемешку. Без разграничения на "первое", "второе" и "компот". Заедая рыбу тортом, а торт — мясом. На следующий год папа увёз нас всех на море на мамин день рождения. И так было решено поступать и впредь, чтобы отдохнуть самим, а не плясать ради полусотни чужих людей.

Комментарии