Мечта отправить хомяка в Вальхаллу

Несколько лет назад я счастливо стал отцом. И как всякий порядочный батя уже года два отбиваюсь от детских просьб завести кошку/собаку/медведя/тигра или динозавра вот прямо сейчас.

Я сам люблю животных и в своём детстве хотел варана. Не помню, как я вообще до такого додумался, но хотел. Но сыну только пять с половиной, и следить за животным он будет не способен. А порадовать ребёнка уж очень хотелось, и я подарил хомяка...

Стандартный клок шерсти, размером с крупный домашний пельмень. Ребёнок радовался, убирал клетку, играл с Куркумой (жена назвала так из-за пристрастия хомяка к этой приправе), любил неимоверно. Сажал за стол вместе со всеми. Интересно выглядело: мы сидим едим борщ, а в центре стола кружка, внутри хомяк, жрущий морковь. Короче, настоящий член семьи.

Потом член семьи отгрыз себе лапу. Застрял ею между прутьев клетки и отгрыз. Клетку срочно заменили, чтобы остальные конечности остались с Куркумой. Сын тогда впервые пришёл в ужас.

В декабре прошлого года хомяк скончался. То ли обожрался, то ли подавился. В любом случае смерть была тихой и не очень драматичной. Ребёнок в истерику не впал, но потребовал похорон. Настоящих помпезных похорон, с отповедью (это влияние бабушки). Соорудил из лего гроб и отважно отдал для погребения.

Но погребения не свершилось по техническим причинам. Было уже около минус двадцати градусов, и земля промёрзла. Копать было нельзя. Сын всё равно требовал похорон. Сошлись на том, что сейчас мы поместим Куркуму в морг, как настоящего человека, то бишь в морозилку, он там до весны полежит, а потом мы его похороним, когда земля оттает.

Согласие получено. Сын, немного счастливее от того, что не надо будет жертвовать частью конструктора для гроба, ушёл разбирать его в свою комнату. Мне было немного жутко от того, что в морозилке будет храниться мёртвое тело, поэтому я обильно обложил хомяка ватой и замотал бинтиком так, что по форме всё это стало напоминать простой теннисный шарик. Положил в жестяную банку из под чая и задвинул в дальний угол морозильной полки.

Зима тянулась долго и нудно, сын соскучился по лету и мороженому. Купили добротную пачку пломбира и стаканчики, но у мелкого то горло заболит, то нос заложит, то отравление какое. Не понос — так золотуха, в общем, ну не до мороженого.

После очередной болезни, когда участковый педиатр не выписала сына обратно в сад, чтобы инкубационный период у вируса истёк, мы с женой оставили его дома одного. Сами уехали затариться в Ашан. Часа четыре нас не было. Приезжаем, сын с виноватым видом и заплаканными глазами. Мы, естественно, испугались. "Что случилось, рассказывай, ругать не будем".

В общем, ребёнок устал ждать разрешения съесть мороженое, решил сам его достать, полизать, а потом снова убрать: замёрзнет же и никто ничего не заметит. Нашёл большую пачку пломбира: её не вскрыть без следов, полез за стаканчиками — там индивидуальная упаковка. Неудача за неудачей. Ну и полез он дальше бороздить просторы морозилки.

Нашёл банку от чая, а в ней загадочный комок. Понятно, что внутри что-то секретно-интересное, там же бинт туго-притуго узелочками завязан. Попробовал развязать — не вышло. Детская логика работает немного странно, поэтому сын решил, что чтобы развязать свёрток, надо его согреть. И ускорил процесс согревания с помощью газовой плиты.

Положил комок на центр конфорки и зажёг её. Стоял смотрел, как вокруг шара из бинта полыхают маленькие синие язычки пламени. Взял вилку, чтобы перевернуть шар, ну прям как котлетку, и сдвинул его. Бинт загорелся, вата внутри тоже. Судя по рассказу и закопчённой вытяжке, полыхнуло здорово.

Сын испугался, отошёл к стенке и оттуда наблюдал, как горит на плите что-то непонятное. Бинт и вата сгорели быстро, а хомяк, заботливо согретый плитой и разморозившийся, горел нудно и долго. Но догорел до конца. Ничего от него не осталось.

Сын плакал, потому что сжёг что-то нужное и важное, жена мерила ему ладонью температуру, а я сдуру ляпнул: "так там же был хомяк".

Секундное замешательство и две пары глаз, полных ужаса.

До рёва не дошло, я быстро придумал отмазку и объяснил сыну, что наш хомяк был настоящим викингом, ведь в борьбе с клеткой он даже отгрыз себе лапу. Негоже было хоронить викинга, как обычного христианина, по нашим религиозным традициям и обычаям. Поэтому сын, сам того не зная, совершил благородное дело и сжёг тело падшего воина. И теперь хомяк точно попадёт в Вальгаллу на вечный пир.

После этого про хомяка сын быстро забыл и был поглощён изучением традиций викингов, выпытал из меня всё, что я знал, и рванул сооружать из лего плоты для ритуального сожжения трупов воинов. Сейчас снова требует хомяка, но уже мечтает не играть с ним, а снова по-интересному похоронить.

Комментарии