Муж работает в Америке. У него с детства голубая мечта — переехать туда. И вот сейчас он уже четвёртый год подряд без продыху трудится, чтобы купить нам дом и перевезти всю семью.

У нас двое детей, старшая девочка и младший мальчик. Я тоже работаю, чтобы обеспечить нас здесь, в России, а все деньги, что зарабатывает муж, лежат на банковском счёте и копятся на наше светлое будущее. Из-за наших работ, дети сильно страдают и скучают. Они часто оставались с няней, а потом дочка вдруг почувствовала, что она старшая и сильная. Стала заботиться о брате, морально стала прямо маленькой железной воспитательницей. Конечно, она всё равно ребёнок и старше брата всего на год, но уже вжилась в роль ответственного старшего ребёнка.

Муж приезжал два или три раза в год, для детей это был немыслимый праздник. Хотя я и отдаю им всю заботу и любовь, но по отцу они всё равно слишком сильно скучают и хандрят. После каждого его отъезда они ещё с неделю ходят грустные и вялые, таскают из школы двойки из-за рассеянности и подавленности. На эту неделю я обычно беру больничный, их оставляю дома, и мы проводим вместе всё время. За день до отъезда сын без продыху рыдает в объятиях папы, а дочь держится и успокаивает брата. Она старшая, она сильная. Она так решила и пыталась не плакать хотя бы на глазах у семьи, потому что всем тяжело даются многомесячные расставания.

И вот из-за этих истерик сына у мужа разрывалось сердце, он брал его и шёл в магазин. Там покупал ему безумно дорогие игрушки, чтобы тот не скучал после его отъезда. В последний раз муж исхитрился и сделал доставку из США к нам домой курьером ровно на следующий день, после своего отлёта. Сын обрадовался, от переизбытка чувств всё равно расплакался, но уже не хандрил всю неделю. Зато дочь перестала разговаривать. Совсем. Она молчала целый месяц, плохо ела, всё время лежала на кровати.

Учитель в школе настояла, чтобы я показала ребёнка врачам. И мы прошли полное обследование. Нас направили к психологу. Из-за сильных переживаний у дочки нарушился гормональный фон. Оказалось, что она очень близко к сердцу приняла ту посылку от отца для брата. Она всегда старалась держать себя в руках и не показывать переживаний, а муж решил, что только сын ТАК сильно расстраивается его отъезду, поэтому баловал исключительно его. Последний поступок мужа сильно ударил по моей маленькой. Ребёнок решил, что её не любят.

Винить брата она не стала, а вот мужа больше не принимала. Когда я ему рассказала, он сильно удивился. В следующий его приезд, дочь вообще не вышла из комнаты, когда он ступил на порог. Сын обрадовался, бросился в папины объятия. А она целый день лежала, уставившись в одну точку. Психолог строго-настрого запретила её тормошить и назначила срочный семейный приём. От сеанса остались ужасные воспоминания.

Дочку посадили рядом с мужем, сына рядом со мной. В ходе беседы она разрыдалась. Началась настоящая истерика, она отталкивала отца. Психолог о таком предупреждала и заранее дала мужу инструкцию: что бы ни происходило, крепко её обнимать и не выпускать из рук. Он так и сделал. Минут десять дочь источала такую сильную ярость и просто рыдала. Когда у неё уже не осталось никаких сил и она молча роняла слёзы, нам жестами указали сесть рядом и обняться. Как только к мужу под руку залез сын, дочка снова заплакала и стала вырываться. Муж не разжал руки и обнимал обоих крепко-крепко. Сын такому испугался, полез к сестре. “Катя, Катя!” Он её гладил и успокаивал. В конце-концов тоже начал плакать и они сидели вдвоём, обнявшись, и плакали.

После дочка понемногу стала приходить в себя, но с отцом не разговаривала. Когда она заходила в комнату и видела, как папа играет с братом, то молча выходила. Сын бежал за ней и переставал играть с отцом. В итоге страдали все. Когда муж уехал, дочь повеселела и её самочувствие нормализовалось. Она до сих пор не разговаривает с мужем, но по-прежнему сильно любит брата. И вот через полгода нам надо переезжать, потому что всё готово. Куплен дом, детям подыскали репетитора для домашнего обучения, чтобы сразу не выбрасывать их в школу к иноязычным сверстникам, мой перевод по работе документально заверен. А я боюсь. Что будет с нашей семьёй там, и как нам правильно поступить? Я не имею ни малейшего понятия и надеюсь, что всё образуется.