В детстве качели на улице были только в одном дворе на десяток. В моём дворе. И к нашему дому всегда стекалась куча детворы, чтобы покачаться. Я, чтобы успеть и самой урвать свою порцию удовольствия от раскачиваний в воздухе, обычно приходила к качелям с самого утра, каталась на них вволю, а весь следующий день даже не подходила к ним. Всё равно там была гигантская очередь и толпа других детей.

Один раз, мне было примерно пять, все подружки разошлись кто в гости, кто по домам, а я играла на улице одна. И, чтобы было не скучно, взяла свою тряпичную куклу и села на оградительные перила около качелей, то есть в самую гущу людей.

Не вставала в очередь, не лезла кататься, просто тихо играла, а вокруг были шум и гомон, заглушавшие детское несерьёзное одиночество. Я даже грела уши, слушая чужие разговоры, и мне было ни капельки не грустно.

Но тут меня окликнул взрослый дядька. Он пришёл во двор с сыном, и в итоге взял на себя роль контролёра возле аттракциона. И он заметил, что многие катались уже по второму и третьему кругу, а я ещё ни разу. Он и решил восстановить справедливость и настойчиво начал звать меня покататься.

Я скромно отнекивалась. Но потом подумала — а почему бы и нет? Разрешают ведь и даже зовут. Села на качели, взялась за негнущиеся, приваренные друг к другу звенья цепей по бокам, и дядька начал меня раскачивать. Я говорила, что умею сама, но он не слушал и раскачал довольно сильно, однако, не убирал руки с цепи, чтобы контролировать скорость, и чтобы качели случайно не сделали “солнышко”.

Вдруг, оббегая детей в толпе, навстречу моему движению вырулил мальчик. Года два. Самого ещё ноги порядком не держали, но несся он явно вперёд своих мыслей, метя лбом ровно в сидушку качелей. Дядька, раскачивавший меня, резко рванул рукой назад, чтобы мальчика не задело, а я из-за резкого торможения не удержалась и просто вылетела по инерции вперёд. Руками же пыталась задержаться, но не смогла, поэтому выставить их при падении вперёд просто не успела и свезла лицом асфальт.

Крик, шум, мальчик, который бежал к качелям, от страха заревел, я в шоке и в крови, вокруг гомон. Прибежала мама мальчика, не уследившая за ним, увидела своего плачущего ребёнка, меня с разодранным до мяса лицом и спросила, что случилось. А дядька сказал, что я сильно раскачалась и не смогла затормозить перед ребёнком. Мне было слишком больно, чтобы спорить или оправдываться.

Кто-то из знакомых увидел меня и быстро побежал за моей бабушкой. Как меня забрали с площадки уже не помню, но зуб я тогда себе выбила (слава богу молочный) и нос сломала. А ещё остались несколько тоооненьких шрамов на щеке и виске.