Мужу в наследство досталась парфюмерная лавочка. Чтобы не прозябать в декрете, я взяла на себя обязанности бухгалтера, менеджера по закупкам и старалась всячески помочь. Постепенно втянулась в работу, дело приносило прибыль.

Дочь росла, я могла больше времени уделять лавке, брала на себя всё больше обязанностей. В лавочке работали две бессменных продавщицы, которым мы доверяли как самим себе. Случилось так, что я оставила в магазине вместе с ними дочку (ей было на тот момент пять полных лет). Возникла проблема на складе, и я экстренно выехала по делам. Дочка осталась в парфюмерной вместе с нашими продавщицами.

Когда вернулась, мелкая была в восторге и на пике возбуждения. А дневная выручка превысила норму. Ребёнок отработал прекрасную рекламную акцию. Покупателям, приходившим в магазин, она проводила экскурсию и «советовала» самые вкусные ароматы. Мой юный маркетолог пришла в восторг от осознания собственной полезности и стала всё чаще проситься в магазин.

Она хоть и маленькая, но никого не напрягала. Если ей нечем заняться, то всегда достаёт из рюкзака блокнот и рисует в сторонке. Короче, продавщицы не жаловались, да и я всегда сидела в соседнем кабинете, чтобы не скидывать ребёнка на посторонних.

Перед квартальной сверкой обнаружилась недостача в кассе. Для меня крупная — 52 тысячи. Три дня жила на кофе и валерьянке. Дочь видела мои неврозы и очень переживала. Вечером сидели вместе с продавщицами в магазине и пытались понять, что не так. Куда делись деньги и где же ошибка? Клиентов обычно в то время не бывало, но тут один зашёл.

Зашёл буквально на минутку, за конкретными духами. А их не было. Клиент ушёл, а дочка смотрит на меня с непониманием.

– У нас же есть те духи.

– Нет, родная, закончились.

– Но вон там же последние стоят.

– Это пробник, его нельзя продавать.

– Но Рита же продаёт. — Возникло напряжённое молчание. Рита — старший продавец и работает в магазине уже семь лет.

– Рита не могла их продать, ты перепутала.

– Нет, она всегда их продаёт, когда кончаются.

Рита с круглыми как блюдца глазами начала нервничать. Затрясла пухлыми щеками, говорила, что такого не делала. Когда дочка начала настаивать, что точно видела, она на неё начала кричать. Вторая продавщица просто с интересом молчала и ждала, чем же всё закончится. Рита начала играть в обиженную и глубоко оскорблённую даму. И поставила меня перед очень странным выбором: «вы кому верите, маленькой девочке или мне?!» Я верила дочке.

С такой подачи стало ясно, где проверять. В пробники была списана куча парфюмерии, которая по кассе не пробивалась. Отсюда и через несколько недобросовестно составленных отчётов образовалась недостача. Деньги ушли Рите в карман. Она так и не призналась, поэтому вернуть их не получилось. Мы её не уволили, но повесили в магазине несколько камер. Больше эксцессов не было.