Мы с другом росли с матерями. Ну вообще 90% наших сверстников-знакомых росли в безотцовщине. Только если мой папаша пропал с концами, то отец друга с сыном общался довольно активно. Одно но: алименты не платил. Да бог с ними, с алиментами, скажете вы, он же сына не забыл, общался. Вот и он так же рассуждал. “Воспитание, любовь и заботу я ему даю? Этого хватит, а деньги — забота матери. В отношениях, где есть деньги, нет любви.” Поэтому не выделял на сына ни копейки.

Даже во время встреч отца с сыном деньги на мороженое давала бывшему мужу мать друга. Друг так же жил в квартире отца периодически. И на это время деньги на еду и ништяки ему снова давала мать. Отец таким образом проявлял «настоящую любовь» воспитание без корысти. Специально никуда официально не устраивался, чтобы и суду алименты было не с чего взыскивать. Так и проработал на стороне до восемнадцатилетия друга. С абсолютной честностью выкладывал перед сыном все свои карты. Вот так, мол, сынок и надо жить.

У него была своя фирма. Но он как-то хитрил с документами, чтобы налоги тоже не платить. То есть фирма и деньги есть, но об этом никому неизвестно. В общем и целом, человек был редким жмотом, и платить не любил никому. “Пап, — говорил ему друг — а налоги-то ты почему не платишь?”

– А потому что они пойдут на зарплаты зажравшимся госслужащим. Нечего их обжорство и особняки спонсировать. — Таким леваком он, к слову, отстроил себе дом и дачу.

– Пап, а я вообще-то и хочу пойти на государственную службу.

– Это ты правильно делаешь! Будешь деньги грести лопатой, молодец.

Никаких противоречий отец не наблюдал. Друг так и стал госслужащим (не скажу, кем именно). А у таких людей очень хорошо налажена система взаимодоносов и взаимовыручки. Несмотря на «настоящую любовь» отца, друг не оценил его философии и быстро сдал его и налоговой, и всем, кому нужно. Отсудил в счёт алиментов большую сумму, посадил отца, а тот в тюрьме умер от туберкулёза. Дом остался другу. Поэтому я точно знаю: сделал ребёнка — ответственность понесёшь за его жизнь в любом случае.