Написать
Истории

Новорождённый ребёнок перед войной

1 169 0

Перед Великой Отечественной войной прабабушка забеременела третьим ребёнком, жили тогда ещё в Ленинграде. Первые двое родившихся в семье были девочки, прабабка очень ждала и надеялась на мальчика.

И тут известие о войне, эвакуация. Из-за стресса, наверное, она родила раньше срока, на седьмом месяце беременности. Когда жителей стали вывозить из города, прабабку с тремя детьми не брали, потому что в эвакуационных листах не числился последний ребёнок, его занести ещё не успели.

Как она ни просила и ни умоляла разрешить взять младенца с собой, никто не поддался. Тогда она сказала семье, что все дети вместе с ней остаются в Ленинграде, потому что она своего долгожданного мальчика не бросит.

Прабабкина родная сестра начала ругаться, что она других двоих детей обрекает и так нельзя. Но прабабка стояла на своём. Тогда сестра сказала, что сама останется с младенцем, и приедет к семье потом, когда выдадут разрешение на перевозку этого ребёнка. Все согласились и расстались.

Сёстры потерялись на все военные годы и несколько лет после них. Прабабушка очень переживала за то, выжили ли сестра с её сыном, выбрались ли, или остались и на время блокады. Всё время писала письма.

В пятидесятом году они нашлись. Прабабкина сестра во время войны перебралась в Кировскую область, а потом вернулась в Ленинград. На старый адрес дошли письма от прабабки, так семья и встретилась.

И когда у сестры спросили про ребёнка, она призналась, что в тот же день оставила его в городе посреди улицы и эвакуировалась со следующими машинами. Своя жизнь дороже, а новорождённый в военное время не выжил бы.

Бабушка вспоминала, как её мать тогда выла и проклинала сестру, желала смерти дочерям, потому что она “ради них сына предала”. С сестрой рассорились и не общались до конца жизней. Пыталась писать на неё доносы, но ничего из этого не вышло, так как ребёнка по бумагам и не существовало даже.

А дочерей она с тех пор видеть не могла. Выгнала из дома. И когда те ей писали, отвечала с угрозами и проклятиями, в каждом письме вспоминая погибшего сына. Она потом, конечно, пыталась его искать, но ничего не вышло. Да и скорее всего он погиб.

Бабушка всегда вздыхала о матери, а про брата говорила, что если бы остались с ним, то все бы умерли.

Когда мне рассказывали эту историю, я заливался слезами, а бабуля была спокойна. Успокаивала меня, гладила по голове. Говорила — “сам подумай, он совсем маленький был, ещё не пожил даже, никто к нему не привязался, он тоже, пришёл на наш свет ненадолго и ушёл быстро. А после войны время ещё страшнее было, хорошо, что он того ужаса не видел.”

Когда у меня в школе было сочинение, посвящённое родственникам-героям, я написал эту историю, повторив слова бабушки про то, что если бы не был сделан тот нелёгкий выбор, то ушли бы страшной смертью четыре человека вместо одного.

Меня после этого вызвали к директору и в несколько рыл обругивали и унижали за мои аморальные суждения и выводы. Не понимаю, чего они ждали, что школьники напишут, как светла и непорочна была победа? Не было такого.

Комментарии