Написать
Истории

Обокрасть покойников в могиле

259 0

Ещё совсем недавно, четыре года назад, когда мне было 22, но ощущал я себя мальчишкой (сейчас-то мню себя мужЫком), познакомился с Женщиной с большой буквы.

Ей было тридцать, она была шикарна, харизматична и обаятельна, а я пускал на неё слюни и пытался ухаживать. В виду сильной разницы в возрасте, мадам пресекла мои безмерно романтичные ухаживания, и обозначила, что мы с ней можем “просто для здоровья”, но не более.

Сейчас я понимаю, что, скорее всего, под этим “более” она имела ввиду не семью и крепкие отношения, а моё сидение на её шее. Ну а что может вчерашний студент предложить такой даме?

Я жил с другом в одной комнате, снимали на двоих, работа — мелкий помощник в налоговой. То ли дело она: с квартирой, с машиной, всегда свежим маникюром и работает в какой-то администрации.

Я, разумеется, согласился на встречи “для здоровья”, и как-то после одной из таких мы сидели и курили у неё на кухне.

— Ты же умный парень, почему не пробиваешься вверх?

Я пожал плечами, и посетовал, что чтобы пробиваться, тоже нужны деньги. Тут на съём отдельной комнаты не хватает, а для приличной работы надо хороший костюм на собеседование купить.

— А хочешь шабашку предложу?

И она сказала, что работа ночная, тяжёлая, но оплачиваемая, у неё в конторе. Я кивнул, и мы договорились, что когда будет дело, она мне позвонит, и я должен буду после звонка, как штык, быть рядом с ближайшим шоссе и ждать, пока она подъедет.

Одежда — которую не жалко, обратно довеезет, чай с бутербродами на перекуре обеспечит. А мне другого и не надо, за две тысячи рублей в ночь я готов был почти на всё.

Она позвонила на следующий же день и примчалась ко мне на своём красном кроссовере. Мы подъехали к кладбищу и остались сидеть в машине ещё на час, пока не стемнело, и все не ушли (не то чтобы там была толпа народу, но нужно было дождаться официального окончания “рабочего дня”).

Сторож звякнул замком, и после этого мы вышли из машины, и я пошёл следом за своей дамой, немного офигевая. Сторож нас впустил, и пошёл вместе с нами в здание администрации кладбища. Это в этой администрации она работала.

Мне и сторожу выдали по лопате, верёвке и один большой деревянный ящик, и мы, петляющими тропинками, пошли вглубь, неся гроб и лопаты. Гроб был очень грубый, как будто для особенно нелюбимого окочурившегося родственника. Я оставил себе две занозы, пока мы его несли.

Подошли к свежей могиле, дама сфотографировала её со всех сторон со вспышкой на телефон, и скомандовала копать. За сорок минут мы со сторожем вдвоём управились.

Затем достали гроб с помощью верёвок, вытащили покойника, переложили его в тот простенький ящик и вернули обратно в землю, а гроб оставили снаружи ямы. Живенько всё зарыли, и притоптали, чтобы было как на фотографиях.

Тяжеленный красивый гроб допёрли до здания администрации, и внутри отмыли его от земли и отполировали тряпочкой. Нам со сторожем сразу отдали деньги. В тот раз я решил не задавать никаких вопросов. Меня напоили чаем и отвезли домой. Только на прощание дама спросила, буду ли ещё “заказы” принимать, и я согласился.

Звонки поступали нерегулярно, но часто. Иногда за ночь приходилось откапывать до трёх покойников за раз, а иногда неделями ничего не происходило. Было такое, что с усопшего снимали драгоценности. Сторож отказывался, я сам стягивал перстни и цепочки с покойников. Он на такое только крестился.

Гробы, которые мы доставали, моя администратор потом перепродавала снова, получая за это деньги, и делясь с нами. Украшения отправлялись в ломбард.

Поздней осенью приходилось тяжело: дожди, грязь, не всегда спокойно откопаешь. А если промедлить, и копать через день, то мокрая земля могла промёрзнуть и стать как камень. Очарование дамой у меня, как ни странно, всё не проходило. Ещё больше огоньку добавлял тот факт, что она сама иногда бралась за лопату.

А потом она уехала из города. Её прекрасный бизнес принёс ей достаточно денег для переезда, и мы со сторожем лишились подработки. Терзаний совести я совсем никаких не ощущаю: покойникам всё равно, где гнить. В потусторонние силы никогда не верил и не верю, страшными снами потом не мучился, но денег на отдельную комнату-таки заработал.

Комментарии