Написать
Истории

Операция по удалению родимого пятна

ArtZine 1 096 0

У меня большое родимое пятно. Сама кожа бледная, а оно рыжее, на всю шею и ещё сбоку на левой груди. Не опасное. В детстве меня дразнили некоторые недоброжелатели. Друзья не обижали, но рассматривали пятно очень пристально, когда я отворачивалась, и они думали, что я не замечаю их взгляды.

Бабушка ещё в семь лет сказала, что на совершеннолетие оплатит мне операцию по лазерному удалению этого пятна. Я тогда обрадовалась неимоверно. Не потому что пятно мне мешало. А потому что операция, как подарок, это мощно! Можно сказать, пластическая же! По “наведению красоты”.

Мама рассказывала, что её коллега на работе сделала себе пластическую операцию на нос. И теперь она такая красивая, все ей делают комплименты. А ещё это очень дорого. И вот по этим двум причинам: крутость/красота и дороговизна, — подарок казался чем-то мощным.

С возрастом окружающие перестали меня подкалывать на тему “родинки”. А мой первый мужчина в 17 лет (я была “ранней” девушкой) сказал, что моё родимое пятно эстетически привлекательно.

Я и до этого сама себе нравилась, а теперь стала любоваться в зеркало на свою шею и грудь. Стала искать ту самую эстетику сама. К 18 годам я полностью приняла себя и полюбила. И тут после банкета на День рождения бабушка отозвала меня в сторону и сказала, что сумма для операции готова, клиника подобрана.

Я то уже и не думала, что бабушка тогда говорила всерьёз, ну или всерьёз, но уже забыла об этом. И мне стало жутко. Возникло ощущение, что мне предложили не косметическую операцию, а, как минимум, ампутацию ноги. В желудке как будто образовался тяжеленный булыжник, прошиб холодный пот. Я как можно спокойнее объяснила бабушке, что не хочу.

– Ты не видишь, а я замечаю, что на тебя все смотрят. Всегда пялятся, рассматривают до неприличия. Разве это хорошо, разве приятно? Надо убрать.

Мы долго спорили, я объясняла, что люблю себя, а бабушка говорила, что я просто срослась со своим уродством, но стоит его убрать, и я ещё благодарна буду. Мы до сих пор не помирились с ней. Она не обижается, а злится. Как будто это её тело, и ей не дают с ним сделать то, что она хочет.

Такие презрительные взгляды я ловлю от неё порой боковым зрением, что не по себе. И где теперь моя добрая любящая бабушка? Она же хотела как лучше, она заботилась обо мне. А теперь пытается заставить оторвать от себя кусок.

Комментарии