В 83 году мне исполнилось пять лет, и меня покусала собака. В городе было очень много бродяжек. В нашем дворе жили две стаи, которые рвали друг другу горло за территорию. Они плодились до бесконечности. В уличных драках погибало множество, но суки щенились постоянно, поэтому численность всё равно росла.

В нашем дворе меня покусали первым. Потом стая почти загрызла девочку. Её отвезли в больницу и больше никогда не привозили в наш двор. Ребята знали только. то, что она осталась жива. Потом порвали молодому парню бедренную артерию и тот истёк кровью во дворе. К утру его частично обглодали. Отец объяснил, что после того, как они попробовали человечину, их уже нельзя было утихомирить.

В то лето к нам в квартиру из деревни переехал дед. Когда при нём за детьми со двора погнались собаки, он взял ружьё и начал отстрел. Два дня он и ещё двое милиционеров искали прячущихся в подвалах и мусорках собак и отстреливали их. Тушки сжигали. С того времени всё стало спокойно. Но в нулевых, когда я был уже взрослым, а дед умер, пара странных бабок прикормила трёх собак, которые пришли откуда-то из-за черты города (мы жили почти на окраине). Это были грязно-рыжие типичные дворняги. От них и не пахло никакой породой, явно уже сотое поколение бродяг. И они стали плодиться.

Теперь в районе снова обитает большая стая относительно агрессивных собак. У меня родилась дочь. Сейчас ей четырнадцать. И она боится этих собак. То есть вообще животных любит, но дворовую свору бездомных сторонится. Три года назад мы купили ей алабая, чтобы он защищал девочку. Собаку отлично тренировали и натаскивали на защиту и неагрессивность по отношению к людям. Дочка спокойно ходила вместе со своим защитником по дворам. Но вскоре оказалось, что такая крупная собака в городской квартире тихо угасает. Из любви к нашему четвероногому члену семьи мы отдали его в загородный дом хорошим друзьям семьи. Завели хаски.

По размеру порода подходила и для городских условий, и для защиты. Но мы просчитались и взяли девочку. Теперь во время течки я гуляю с собакой и охраняю ЕЁ. Все кобели округи бегут за ней по пятам и устраивают битвы. В первый раз даже её сильно покусали.

Писали в городское управление. Всем домом отправляли жалобы. Просили устроить отлов, но бесполезно. Эта беспризорная свора всё чаще скалится на наших детей. И не только детей. Не подходят только к крупным мужчинам, за женщинами могут следовать по пять особей через все дворы. Сходить в магазин и донести продукты до дома невозможно. Только такси. Среди них нет ни одной определённой породы или выброшенного домашнего питомца. Они все бродяги, и они бесконтрольно плодятся. Если хоть раз посмеют оскалиться на моего ребёнка или жену, то дедово ружьё у меня готово.