Я вяжу на заказ. Есть Инстаграм, как извечный способ продвижения и поиска заказчиков. Лично организую себе весь процесс и имею порядка семидесяти тысяч в месяц. Расходов много, да и деньги это не то, чтобы лёгкие. Порой приходится проводить в одной позе со спицами и крючком в руках по 20 часов в день. Я себе уже абсолютно точно заработала шейный остеохондроз и никакой гимнастикой от этого не спастись. Но я обожаю вязать. Я маньяк!!

Редко выдаётся такая неделя, на которой реально высвободить целый день на развоз изделий заказчикам и отправку почтой. Поэтому в основном с развозом помогает мне жених. На этот раз вышло, что я укладывалась во все немыслимые сроки и доставкой занялась сама.

Подписчица — девчушка лет шестнадцати  — заказала сразу четыре громадных снуда (это такие шарфы). Вяжутся легко и на один трачу от силы четыре часа. Но за качество изделий я отвечаю репутацией: через сарафанное радио быстро растрезвонят, что у меня плохой товар. Поэтому траты на нитки — огого какие.

В общем, вышла ей эта радость на четыре шарфа (не буду лишний раз писать «снуд», чтобы не бесить незнающих) в семь тысяч. Девочки в таком возрасте редко зарабатывают сами, поэтому ей цена была снижена с обычных девяти тысяч.

Она, вроде как, обрадовалась немеренно и попросила вместо скидки просто ещё один шарф накинуть сверху. Брала в качестве подарков на НГ подругам. Да-да, про подарки на Новый год можно думать и в октябре. Доставка была нужна в район, где я раньше жила, поэтому знаю там каждую улицу и каждый двор. Приехала на названный адрес. С девочкой встретились, обменялись товаром/деньгами и распрощались.

Мне нужно было в очередной раз за нитками, а после двадцати одного часа вязания ну очень уж хотелось подвигаться. Решила пройтись пешком. Идти, правда, было неблизко, и проще на метро. Но район-то почти родной, сорок минут всего пешком — и я на месте. И вообще хотелось прогуляться, чего тут оправдываться! В конце концов рванула в противоположную от метро сторону, и через перелесок — в соседний микрорайон.

Иду спокойно, наслаждаюсь деревьями и запахами. Наушниками решила себя не насиловать. И тут нагоняют три пацана и останавливают меня. Ограбление, короче говоря. Не знаю, чем могут думать те дебилы, которые вообще никак не скрывают лиц посреди бела дня. У нас, конечно, рядом завёлся нынче очередной маньяк, который уже двоих расчленил, но тот работает с одним напарником, а этих трое. И по лицам вообще школота, двое на подворотах гоняли. Отдавай деньги, мол, вещают мне эти супостаты. А я как-то после Чертаново уже пуганная и Ясеневских гопников не особенно уважаю.

— Денег нет, давайте телефон отдам? — И бровки домиком.

Эти три дебила моментально так зажались и растерялись. Честно говоря, я не рассчитывала на такую реакцию, и просто хотела отделаться меньшей кровью: телефон старый и безумно глючный. Его на авито даже за тысячу рублей никто не купит. Поэтому и хожу с таким, не боясь ни потерять, ни уронить.

— Нафига нам твой телефон, деньги, сказали. — Один не стушевался и распрямил плечи, оставшиеся позадирали подбородки.

— Ну правда нет!! — и раскрываю куртку нараспашку — Вот, ищите, если надо. — Пацаны офигели и только оглядывать меня начали: не лежит ли что в карманах. В карманах не лежало.

— Ты чё, тупая, блин, или бессмертная?! — Второй не выдержал и подал голос, прям срываясь на крики. Я залезла в карман куртки и достала телефон.

— Держите и оставьте меня в покое, я домой иду. Если бы деньги были, на автобусе бы ехала. — На тот момент я как-то подзадолбалась, и это прозвучало откровенно усталым голосом, а надо было, наверное, слезу пустить.
Ребята переглянулись, психанули и фигакнули телефон об сосну со всей дури.

—  Мы видели, как ты деньги брала. Давай сюда. — Так стало понятно, что меня “пасли” от подъезда клиентки.

— Нет ничего! Обыскивай! — меня уже потряхивать начинало, но если врать, то до конца! — Чё ты видел, какие деньги?!

— Ты девке дала здоровенный пакет и девять тысяч взяла, давай сюда блин, или сейчас по-плохому будет.

— Скоолько?!

— Девять штук, отдавай всё. И не дай Бог я не досчитаюсь, зубы собирать будешь. — А деньги мне отдали не ровными тысячными купюрами. Там и пятисотки и сотни были. Я сама доверчивая, как осёл, особенно к милым девочкам клиенткам. В общем, не пересчитывала. И меня резко перестало трясти и накрыло тёплой волной дзена.

Уже спокойно выпрямившись и перестав угрожающе пучить глаза в ответку быдлу, подбоченилась, как барыня.

— Уважаемый, а откуда сумму такую точную знаешь?

— Видел! — Ни секунды не затормозил и не подумал перед ответом.

— И что ж ты видел, раз даже я не видела, сколько там?.. Ты не мог знать, когда даже я не знала. Если только не сказал кто-то. Учти, что имя, фамилия, адрес и фотографии девушки этой у меня есть. А вы, судя по всему, просто знакомые. Если я сейчас дойду до участка, то и вас и её загребут. Её – как организатора.

Это был ход конём и жесточайший блеф. Ни фамилии, ни номера квартиры девушки я не знала, а фото в профиле Инстаграма у неё отсутствовали. Память на лица у меня нулевая, так что даже пристойного описания я бы дать не смогла.

— И чё ты в ментовке скажешь? Что бизнесом занимаешься и налоги не платишь? Переписка есть, доказательства есть. Тебя налоговая запряжёт сильнее нас, а мы скажем, что это проверка была.

— Какие мы умные, налоговой меня пугать! Я ИПшник и все оплаты фиксированы. Ни одна проверка ничего не найдёт, но вас за порчу имущества и вымогательство с угрозами заберут надолго. Сомневаюсь, что школьникам в колонии понравится.

Двое уже стояли с круглыми глазами. А лидер перепалки пытался срастить свои брови и яростно испепелял меня взглядом. «Пошла на)(уй отсюда» выплюнул мне этот урод, и они сами развернулись, злобно утопывая в сторону тропинки.

Пи?!%дец, подумала я, поднимая телефон. Задняя крышка отпала. Честно говоря, уже понадеялась на уважительную причину отправиться за новеньким гаджетом, но эта гадина приветственно запиликала в ответ на нажатие кнопки. Работает. Несмотря ни на что работает… А я уже давно айфон хочу. Ах да, конечно же, я не плачу никакие налоги.