Почему ценных детей не трогают

Помню, переехали в новый город, и меня надо было в школу устроить. Мама подала заявление в ближайшую к дому, и меня с распростёртыми объятиями приняли.

Почему ценных детей не трогают

Родители тогда не заморачивались над тем, чтобы за ручку до восемнадцати лет водить. В школу — сам, домашку — сам, обед себе приготовить — тоже сам. В общем, не волновалась мама за мои будни. Да и я тогда не понимал, что надо волноваться.

А отдали меня не просто в школу, а в городской отстойник. Там были только отбитые товарищи. Психически неуравновешенные и из семей на учёте. Когда в других местах от них открещивались, то ссылали именно в эту школу.

А я тогда не понимал, что пацаны со зрачками, размером с радужку, и пульсирующей на лбу венкой — не просто активные, а на наркоте. Не понимал, что ножи они носили не чтобы похвастаться, а по привычке. Много не понимал. Зато учиться любил.

Что вызвало дичайшее непонимание у местных учителей — им было впервой, что на уроках слушали. И вот пацаны из моего класса (а в школе были почти одни мальчики) просекли, что я «правильный и цивильный», и предъявили претензию:

— Ты чё, зубришь, ботаник?

— Да.

— Чё?! — С наездом, как будто учиться было позорно и запрещено. Но я тогда был лёгким человеком.

— Ну а если не я, кто вам списывать давать будет?

И я увидел в глазах тупой толпы мысль… Короче, понравился им мой ответ. И они восприняли его буквально. Теперь я делал домашку и решал контрольные за почти всю школу.

Но мне это так нравилось: я был ценным. Я так самоутверждался — во мне нуждаются! И меня, соответственно, не трогали.

Но я постепенно начал понимать, куда попал, когда меня по-дружбе просветили, как правильно колоться. Очканул, но виду не подал. Хорошо, что мама к тому моменту познакомилась с кем-то из соседей, которые в ужасе воскликнули «в какую школу ты его отдала??!».

На мамины вопросы, правда ли там всё так, как говорят, я в точности повторил недавно выученную классификацию по видам солей, показал нарисованный от руки на бумажке в клеточку анатомический атлас «куда бить», где в местных магазинах лучше всего воровать, и иерархию крышевания.

И это в восьмом классе.

И меня срочно перевели в новую школу. Для нормальных. Там по-началу на меня косились, когда узнали, откуда я. И сильно удивлялись, что никого ещё не пырнул ножом, а говорю не матом.

А вот в девятом классе меня зажали после школы парни-выпускники, которым очень была нужна кака-то доза, а я «должен был смекнуть», но вместо этого послал их.

На моё невероятное счастье мимо проходили бывшие одноклассники из той самой неблагополучной школы. Выглядели хуже обычного, но меня признали, и наваляли одиннадцатиклассникам, за то, что они меня зажимали. По старой дружбе, так сказать. Я ж был дико ценный, умный и не зазнавшийся, для всех задания решал.

Кстати, меня вызывали к директору после инцидента, думали, что я натравил на лапушек-корзиночек будущих зеков. Но лапушки-корзиночки во всю отстаивали меня в кабинете директора (к огромному удивлению своих матерей). Знали же, что или я расскажу, что они от меня хотели, или мои друзья снова объяснят, почему «ценных» не трогают.

0 23 сентября
Комментарии
Войдите чтобы оставить комментарий.

Пароль придёт на почту.