Похороните меня на пляже

Сижу, вспоминаю докарантинные времена, с грустью вздыхаю о грядущем лете без отдыха. Вспомнилось, как давно ездил к морю, один, дикарём. Спал где придётся, ел, что смогу переварить, и днями просиживал плавки на пляже.

Похороните меня на пляже

Сижу я в один день на песочке, не в панамке и футболке уже даже, потому что всё, что могло сгореть — сгорело. И у меня теперь не кожа, а застывшая лавовая броня. В солнечный удар я не верил, потому что в двадцать лет считал, что плохо бывает исключительно от недостатка алкоголя в крови.

Сижу, никому не мешаю. Наблюдаю, как рядом плюхнулась на песок компания ровесников. Вылезли из моря, обсыхают. Начали просто так закапывать одного из товарищей. А ему прикольно, тепло, он и не сопротивляется. Какую-то панамку ему только на голову нахлобучили и всё.

Рядом играющие дети в восторге — какой большой дядя, и его всего закапывают. Бросились с вопросом — а можно мы его тоже песком засыплем? Ребята отвечают, что мол, конечно. А тот, кого избрали в роли фараона, под панамкой уже посапывает.

Его оставили на малышню, а все остальные ушли дальше купаться. Я сидел и медитировал, смотря на старающихся детей. В какой-то момент они начал закапывать голову, и жертва проснулась. Детей позвала в этот момент бабушка, и они отбежали. Парень вылез из песка, отряхнулся. Я решил вставить свои пять копеек.

Сказал, что дети так старались его закопать, а он за секунду их песчаную гробницу разрушил. Парень внезапно проникся и быстро накидал песок обратно в кучу, кинул дурацкую панамку сверху и ушёл искать туалет. Панамку попросил постеречь.

Когда он ушёл, дети вернулись и продолжили накидывать сверху холмика ещё песок. Даже вёдра с водой подключили для уплотнения конструкции. В раж вошли. Такую могилу сделали, что все египетские фараоны могли бы обзавидоваться. В процессе, из-за увлечённости, панамку тоже слегка присыпало песком, и торчал только кусок.

Видимо, детей совсем не смущало, что головы не осталось, и человек, будь он внутри, уже давно бы задохнулся.

Минут через десять после того, как заживо погребённый вышел по делам физиологическим, а ребятня накидала пару дециметров песчаного холма, из моря выползла компашка, оставившая своего приятеля на растерзание малолетних.

Увидев кучу песка, они восхитились, и спросили, а где же голова. И ребятня, ни разу не задумавшись, радостно отрапортовала: «А голову мы тоже закопали!» И показали на едва торчащий кусочек ядовито-зелёной панамки.

На лицах подошедших выступил испуг и ужас осознания. Видимо, прикидывали, какой получат за это срок, и можно ли свалить убийство на несовершеннолетних. Но откапывать товарища никто не бросился. Парни остались стоять чуть поодаль от «могилки». Я так понимаю, мысль была у всех одна: «если друг уже «того», то лучше не трогать труп».

А дети радостно стояли и лыбились. Я изо всех сил старался не ржать.

Прошло ещё минуты две. Дети стали украшать холмик камушками по периметру. Взрослые так и стояли в оцепенении. Мне было уже плохо от попыток сдержать смех. И вот сзади к компании подходит заживо похороненный.

— Чё стоим?

Пацаны пугаются, слегка бьют его и смеются от облегчения. Дети плачут, потому что фараон без спроса вылез из гробницы и кого они тут, получается, закапывали?! Я ползу в сторону тенька, потому что тепловой удар всё же случился.

3 июня 0
40
Комментарии
Войдите чтобы оставить комментарий.

Написать пост

Пароль придёт на почту.