Пожалуйста, мойтесь!

О боги, я всеми руками за деликатность, но на работу устроилась просто ужасная страшнющая вонючая чучундра. А у нас с ней рабочие места рядом. Столы друг напротив друга и примыкают вплотную. Теперь у меня перед глазами монитор, а за ним — оно.

Раньше можно было задуматься и смотреть сквозь стену прямо перед собой. А теперь только на это пугало. И я, кстати, всегда обедала за рабочим столом. У меня гастрит и контейнеры с едой таскаю из дома. Впервые после того, как её приняли, села поесть.

Пялиться в стенку напротив во время еды не получилось. Сидела с комом в горле и смотрела, как она давит прыщи. У неё подбородки танцевали в этот момент. Вытянет вперёд нижнюю челюсть, чтобы раздавить угри под нижней губой, — они натягиваются и сливаются в один. Закусывает верхнюю губу или разжимает челюсти, чтобы рассмотреть всё под носом, — и они снова в гармошку. На лбу, щеках и за волосами выискивала любые забитые поры. Буэээээ.

А потом перерыв кончился, обед так и не влез в горло, все вернулись к работе, а она сидела с красным расцарапанным лицом. Ещё она любила есть крекеры и жирными пальцами продолжала давить жировики и подкожные нарывы. Есть я приучилась, смотря исключительно в свой контейнер.

Как-то вылетели пробки и электричество полегло. Системные блоки не жужжат, телефоны не звонят, кондиционер тоже молчит. Звенящая тишина на время исправления ситуации, все просто ждут, когда возобновится работа и даже не предпринимают попыток переброситься парой нерабочих фраз.

И в этой тишине я слышу хруст. Хруст вылетевшего гноя из выдавленого прыща. Она давила его, ориентируясь по отражению в неработающем мониторе. И пальцем этот гной, пальцем! Прямо вот так стёрла. Ещё два дня этот след от размазанных внутренностей прыща был на экране, пока офисная уборщица не протёрла.

Знаете, прыщи, это ещё ничего. Возможно, это нервное. В университете у меня была одногруппница, которая при стрессе просто раздирала себе ногтями лицо до кровавых полос. Но вот этот бегемот с работы вонял. Вонял адски. И это, блин, точно не болезнь! Не повышенное потоотделение, а немытое тело. Единственная прелесть всего её внешнего вида была в волосах. Они каким-то чудом никогда не были жирными. Она и говорила, что купается только тогда, когда волосы пачкаются. А тратить на это время каждый день не хочет. Лучше работать. Это она вот так рассуждала.

А потом коллектив устал задыхаться, и ей на день рождения все скинулись на большущую корзину со средствами по уходу за телом. Гели для душа, бомбочки для ванной и прочие стимулирующие к походу в душ средства. Будь проклята та с%ка, которая подсунула туда сухой шампунь. С того дня она, кажется, вообще перестала мыться.

Я, как самая страдающая от недостатка свежего воздуха сотрудница, первая пошла к начальнику. Просила провести беседу и как-то повлиять. А этот козёл сидит в своём отдельном кабинете с запахом дорогого парфюма и в ус не дует. «Она больше всех работает, ей всё позволительно. Не нравится — увольняйся, ради тебя одной несчастной я не стану тревожить лучшего сотрудника.» Офигеть не встать! Ещё трое вместе потом к нему ходили, но их тоже послали. Блин, идиот, ему же уже четверо прямо сказали. И это те, кто осмелился, а задолбались уже все.

В ненависти и кислородном голодании родился суровый план мести. Всем офисом заказали третьесортные и дешёвенькие респираторы. Большие такие, на пол-лица, чёрные, с громадными фильтрами для воздуха по бокам. И всем офисом так пришли на работу. Бегемотихе было вообще пофигу. Она жевала свои отвратные крекеры и пялилась в монитор. Трудолюбивая наша. Зато начальник увидел. В первый день просто усмехался. Думал, перебесимся и прекратим эту акцию протеста. А мы не прекратили.

К нам в офис стали заглядывать работники других компаний из этого и соседнего бизнес-центра. Всем интересно, чё это в одной фирме все стройными рядами ходят как на промышленное предприятие с ядовитыми отходами. Через неделю начальник на нас шипел, чтобы мы прекратили «пороть дуристику». Щаззз.

На нас натравили проверки. В итоге добралась и трудовая, которая поняла, что люди не просто так возмущены и хотят спокойно дышать. Бегемотихе уже все, кто только может, прямо сказали, что надо личную гигиену соблюдать. Знаете, что она отвечала? — «Я работать хочу, а не сдирать кожу мочалками.»

Время шло, а наш главный мчудак никак не хотел влиять на ситуацию. Типа эта женщина приносит фирме гиганскую прибыль. Так переведите её на удалёнку, в чём проблема? Она же как раз не любит время на пустяки вроде душа тратить. А так ещё и на дорогу не придётся. — «Она не хочет». И постепенно офис начал редеть.

Трое уволились. А начальнику плевать: он новеньких набрал. Но те и испытательного срока не отсидели и убежали. Потом ещё один. Итого образовалось четыре дыры в вакансиях. Мы из принципа не брали на себя их обязанности даже за деньги. А потом уволилась и я. Долго не могла найти похожее по зарплате место и шесть месяцев сидела дома. Но бывшие коллеги говорят, что бегемотиха и по сей день работает там же.

Комментарии