Родилась я в Ногинске, это подмосковный городок. Росла обычной девочкой, у меня был старший брат с синдром дауна. Мама о нём пеклась больше жизни. Не могу сказать, что я была сложным ребёнком, но вот почерк у меня был корявый, а родители хотели идеального. Ругали за это, даже ремня давали…

Что-то подсказывало мне, что в наших отношениях что-то не так. Однажды нашла своё свидетельство о рождении, в графе “мать” стояло имя совсем другой женщины. А в графе “отец” — прочерк. Конечно же я, как наивный ребёнок, пошла напрямую спросить у “мамы” почему так? А мне ответили “не лезь не в своё дело”.

В первые 16 лет моей жизни мать всегда старалась решать за меня абсолютно всё. И даже одевала только в то, что ей нравилось. И, как выяснилось позже, её сын с синдром дауна — не мой брат.

Как-то у меня случилась травма по вине врача. С 2009 года рецидивирующий вывих колена. Мать всё устраивало, она не предпринимала никаких попыток помочь мне. И только через пять лет, в 2014 году меня привезли в московскую больницу. Мать не приезжала ко мне туда, чтобы хотя бы поддержать, приезжал только папа. Операция прошла неудачно и мне последующие 4 года пришлось ждать ответа от клиники и врача и добиваться лечения уже самой.

На тот момент, я уже поняла, что приёмная, но мать не устраивало, что я хочу просто узнать — почему? И что стало с моей биологической роднёй. На все вопросы мне отвечали, что родная мать просто шлюха. И любые расспросы кончались банальным обсиранием её имени.

За все 4 года после операции я не услышала слов поддержки от родителей. А для меня это было важно. На перекос приёмным родителям я забрала документы из кулинарного училища, куда они меня запихнули, и поступила в медицинский. Работала санитаркой, дома смеялись, что это унизительно — мыть жопы.

Летом 2017 года съездила к себе в Ногинск, уже там узнала, что моя родная мать отсидела срок по хулиганке. Вроде бы около года заключения. Когда её посадили, она оставила меня своей маме, т.е. моей бабушке. А бабушке я нахрен не сдалась. Что она только ни пыталась тогда со мной сделать. У меня появились какие-то наросты на коже. В итоге 3 месяца я отлежала в инфекционной больнице. Вытащили с того света.

Когда мама вернулась из тюрьмы, то меня у бабушки уже не было. Забрали соцслужбы. Видимо, тогда и случился переломный момент. Мать меня искала, но тайна удочерения не разглашается. Тогда что-то в ней переклинило, и её поместили в псих.больницу.

После она вылечилась, нашла работу и хотела просто встретиться со мной. Как сказали соседи, с которыми она жила, после всего пережитого она изменилась и по жизни была добрым человеком. Но в 2012 году скончалась на остановке по пути на работу. Отказали почки.

Мне на тот момент было 14 лет. Бабушка (её родная мать) не захотела её хоронить, поэтому похоронило государство на старом кладбище в безымянной могиле…

Когда моя приемная мать узнала о том, что я про всё выведала, то наорала на меня. Говорила, что я такая же, как и она, это все её гены, моя родная семья — гопники. Не знаю, чем я заслужила такое. Учёба на четыре и пять, не пила и не курила. Не понимаю, что ещё от меня нужно.

В данный момент мне уже 20. Учусь, восстанавливаюсь после операции. Вроде ремиссия. И мать всё равно не приезжает в больницу, а её муж прогибается под неё…

Они всё также любят своего сынишку, через день устраивают допросы с пристрастием, пытаются научить меня жизни. И я не понимаю, зачем меня взяли, если за 20 лет я так и не увидела от них той самой родительской поддержки.

Честно не виню свою родную мать. Так вышло. Это сделало меня сильнее.

Мы уверены, вам есть что рассказать. Пришлите свою историю, и мы опубликуем её. Аниномно.