Для мадшеклашек в школах бесплатные завтраки, в средней школе дети уже «крутые» для такого, поэтому закупаются пиццей. А вот старшие классы плюют на крутость и тупо хотят жрать. После средних классов почти нечего бывает покупать — всё сметают, вот и голодали мы в свои 10 и 11 классы с первого по седьмой урок. Потом открыли шикарную идею: младшеклассники не любят столовскую еду и половина всех тарелок отправляется на ленту отходов. Мальчишки из параллели наладили контакт с малышнёй и с тех пор всё, что не хотели есть, приносили за отдельный стол 10 и 11 классам. Котлеты, каши, блинчики, рыбные наггетсы, плов и прочая радость. Младших классов всегда было больше, поэтому если хотя бы четверть отказывалась от части завтрака (он состоял из двух блюд), на каждого старшеклашку приходилось по 3-4 порции.

Так продолжалось до тех пор, пока это не увидел директор. Поварам резко повысили план по булочкам на продажу и повысили их стоимость. Но кому нужна сухомятка? Мы продолжали есть супчики и котлетки. Тогда поварихи прямо во время завтрака забирали у нас тарелки с едой и выкидывали это всё в чаны с отходами. То есть кушать нам не давали из принципа: идите покупайте. Через две недели на сухпайке все ребята с гастритом начали таскать в школу фрутоняню и прочие пюрешки, потому что стали болеть желудки.

Видя, что булочки не приносят прибыли, директор разрешил продавать суп. Тарелка, вмещающая два половника жижки постного бульона с капустой (никакого вам мяса, даже не надейтесь) и два ломтика серого хлеба стоили 120 рублей. Солёную водичку с капустой мы тоже не признали. Даже поварам стало нас жалко и они бесплатно наливали нормальную лапшу с борщом. Только есть надо было так, чтобы директор не увидел. Постепенно нам перепали пюрешка с рыбной котлетой, потому что это блюдо почти вся продлёнка люто ненавидела. А мы впредверии ЕГЭ оставались на доп. занятия до 8 вечера! Обычно кто-то стоял на шухере у кабинета биологии, которую часто приходили пересдавать толпами, а напротив был кабинет директора. Как только управленец выходил из кабинета, нам сбрасывали по мобильнику сигнал, мы в тридцать секунд проглатывали еду и убирали за собой тарелки.

Директор, кстати, ел нормально. Его блюд не было в стандартном школьном меню. У него были нормальные порции мяса с подливой, по два салата, пироги и запеканки. Рядом с ним можно было давиться слюной. Вот нафига он это ел в столовой?

Все давно знали, что он безбожный взяточник и пи%дит из бюджета деньги. Когда я переводилась в эту школу в начальных классах (2008 год), мне пришлось сдавать внутренние экзамены по четырём предметам. Я всё сдала на четыре и пять, а с родителей всё равно содрали двадцатку. Двадцать-двадцать пять тысяч было стандартным прайсом на то, чтобы ребёнка приняли в школу. В районе было ещё три, но там учился не самый законопослушный контингент. В начальных классах детям раздавали платёжки на благотворительность. Оплата была добровольно-принудительной. Ежемесячно по 416 рублей с души. И из родителей душу вытрясали, чтобы они выплачивали эти деньги. Поэтому сомнений в том, откуда у директора новые машины, никогда не возникало. Да, Вячеслав Александрович, все это всегда знали!

Я уже четыре года как выпустилась, а потом мы переехали, и младшего брата забрали из той школы. Больше не страшно в открытую рассказать обо всём. Кстати, директор в этом году был избран муниципальным депутатом. Вот откуда ноги у нашей коррупции растут.