А меня в детстве украли. Мне было три года, я была очень болтливым ребёнком без тормозов. Отец тогда стал приходить домой пьянющий. В то же время начал изменять маме, она это знала, но уйти не могла, поэтому только тихонько плакала из-за того, что он пил и гулял.

Моему детскому мозгу не было ясно, что в такой ситуации стоит не отсвечивать. Я подходила к папе и начинала его донимать: а почему ты пьяный, а почему мама плачет, а это из-за тебя, а почему ты на неё кричишь и прощения не просишь? Мало какой взрослый мужик не воспримет замечания малявки в штыки. А пьяный отец от этого только зверел и начинал бить брата и мать.

Но я и тут не унималась и ради восстановления справедливости снова шла к нему и ругала. В общем, я так задолбала отца, что он начал бить и меня. И мама, и брат слёзно умоляли меня молчать. Но я, ревущая, снова кричала в соседнюю комнату отцу, что он плохой и надо бы перед нами извиниться. Отец вышибал закрытую дверь в комнату, где мы втроём от него прятались, и снова принимался всех избивать.

В общем, брат не выдержал, и, согласовав с мамой, отнёс меня к своему однокласснику. Инсценировали похищение с детской площадки.  У одноклассника было четверо братьев. Им объяснили ситуацию, и та семья забрала меня к себе пожить на пару недель. Брат сразу рассказал всё как есть, потому что понимал, какая я неугомонная, и всё равно обо всём разболтаю.

Помню, что пятеро мальчишек за эти две недели стали для меня настоящей семьёй. Я была как маленькая принцесса, которую защищали от всего и вся, отдавали всё внимание и сюсюкались абсолютно добровольно, что обычно не свойственно старшим братьям и мальчишкам в целом.

За это время дома успела развернуться целая операция по освобождению семьи от гулящего алкаша. Отцу сказали, что меня украли и требуют кучу денег. А он ещё сильнее ушёл в запой и даже не предложил обратиться в милицию. Мама хотела взять у него деньги и уехать со мной и братом в Чернигов к дедушке. Но отец собрал вещи и ушёл к любовнице.

На мамины рыдания он ответил, что не собирается отдавать кучу денег ради сохранения семьи, которая ему всю кровь выпила. И будь что будет с его ребёнком, он нового сделает в другой семье. И действительно просто плюнул на меня. Когда он окончательно съехал со всеми вещами к другой женщине, меня вернули домой.

Сказали, что папа ушёл к другой тёте и всё. А я не сильно горевала, потому что не очень-то и любила человека, который всех нас бил. Он даже не развёлся с мамой, но больше не появлялся в нашей жизни, пока мне не исполнилось пятнадцать лет. Я его узнала на улице, а он меня — нет. С тех пор не виделись и не слышались с ним.