Написать
Истории

Рапунцель и шестилетка с ножницами

1 683 0

Оставили посидеть с племянником. Мне делать нечего: каникулы, все друзья дома жопами к диванам прилипли и сериалы смотрят. Ну и сидим мы с мелким, в лего копаемся, строим антропоморфных роботов-убийц, разрушаем детскую психику с моей подачи, тык сказать.

И тут звонок: старшая сестра звонит. Чуть ли не пятиюродная, вообще чудом выяснили родственную связь. Но вот живём рядом и хорошо общаемся. Позвонила, говорит, что ей нехорошо, она приняла таблетку, но всё равно чувствует себя странно. Попросила прийти, посидеть с ней, чтобы в случае чего врача вызвать.

Ну я мелкого под мышку и пошли на соседнюю улицу в гости к страдалице. Завалились к ней в квартиру, а она там, как варёная макаронина, на ногах не стоит. Предложила скорую вызвать. Но она человек с каким-то невероятно гипертрофированным чувством вины перед всеми подряд.

– Чего зря бригаду гонять? Кому-то, может, действительно нужно, а тут я.

– Ну ладно, если замечу, что тебе совсем плохо, всё равно вызову. — С этим она согласилась.

Потом она решила прилечь, так как голова кружится. И уснула. Мелкому велела вести себя тихо, чтобы не беспокоить тётю. Он послушный, так что просьбу выполнил. И вот оставила я его в комнате с сестрой, сама пошла на кухню бутерброды сделать.

Возвращаюсь, а в комнате тишина и тихий лязг. Мелкий подстриг сестру. У последней волосы до колен. Теперь уже были.

Её мама их растила. На эту косу Рапунцель тратились невероятные деньги. Ежемесячное салонное ламинирование. Витаминов выше крыши, маски, прочая фигня. Чтобы волося радовали глаз матери, сестра не ходила с одной только косой.

Пару раз в неделю к парикмахеру — на сложную причёску. На это, как ни удивляйтесь, они почти не тратили денег. Поначалу пришлось, да. А потом о чудесных волосах сестры прознали все парикмахерские города. Может, я и преувеличиваю, но мне кажется, что салонов двадцать её знало. И вот её приглашали как модель для мастер-классов. С её волосами записывали видео.

Её же звали на профессиональную съёмку свадебных и вечерних нарядов. Потому что ничто не продаст платье лучше, чем шикарная девушка с потрясающими каштановыми волосами в сложной укладке. Ну и выглядело это, конечно божественно.

Хотя, такое всё же намного интереснее смотрится в кино или на сказочных фотосессиях. В общем, на плёнке — всё шикарно, а в жизни доставляет неудобства. Сестра сама ни разу не выразила недовольство или усталость: “мама в восторге, она так мной гордится”. Хотя её мама больше гордилась волосами, чем самой дочерью.

И вот стою я в немом ужасе с бутербродами в руках. А мелкий дорезает последнюю прядь и аккуратно складывает её к остальному срезанному кусту. Истеричным шёпотом, чтобы не разбудить сестру, спрашиваю “зачем??”. Шестилетний террорист отозвался тоже шёпотом.

– Она же так страдает. И не любит свои косички.

Я аккуратно сгребла метровый хвост, отвела племянника на кухню и стала будить сестру. Чувство было такое, как будто я первоклассница с невыполненной домашкой, а меня вызвали, чтобы проверить тетрадь. И вот сейчас мне придётся рассказать учительнице правду и получить леща. Правда, за такое мне светил не лещ, а полноценный кит.

Потеребила спящую красавицу за плечо. Она почти сразу открыла глаза. Бодрая и выспавшаяся. Видимо, таблетка подействовала. Я не думала, что будет так тяжело сказать о случившемся, и у меня просто пропал голос. Молча протянула ей отстриженную косу.

Племяш не оплошал и не обкорнал её по корни. Оставшаяся длина была по лопатки. Мы с сестрой молча пялились на волосы.

– Данил? — Я кивнула. — Сколько время?

– Почти пять. Тогда давайте быстро домой, скоро мама придёт. Никому не говорите, хорошо?

Мы с племянником умчались домой. Вечером от сестры пришло сообщение: “мама успокоилась, я сказала, что отрезали в автобусе, не признавайтесь”. Отрезанные волосы были проданы за восемьдесят тысяч.

Комментарии