Мама развелась почти сразу, как я родилась. Когда спрашивала, почему они с папой разошлись, она отвечала, что не сошлись характерами. Когда мне было лет шесть, она стала оставлять меня в дошкольной группе дольше обычного. Как раз в то время ей дали повышение, и она работала очень много.

Мама чувствовала себя виноватой за то, что бросает меня. Зато у меня появилось невероятно много игрушек. Одежда из-за бугра. А потом мама свозила меня на море. Зимой! Вот тогда я впервые в детстве поняла, что мама очень много зарабатывает. Раз она может зимой посадить меня на самолёт и увезти в лето.

Я не помню, куда конкретно мы приехали, но море там было волшебное. Я тогда вообще впервые его увидела. Но оно было не таким, как на картинках или фотографиях родственников. Прозрачнейшая вода, очень чистая и очень солёная. Я долго плевалась от неё, и мне щипало глаза.

Мы катались на катере. И когда заплыли далеко, то вода всё равно не была мутной. Даже смотря далеко в глубину, я видела черепах и голубую чистую воду. Такие поездки на море стали повторяться по четыре раза в год. Но летали мы не на долго, дней на пять. Однако, я успевала за эти дни загореть, сгореть и прожариться на солнце до оттенка горького шоколада. И дома, среди друзей, выглядела как цыганочка с очень смуглой кожей. Ещё и волос чёрный. Мама просила не рассказывать никому, что мы с ней так часто летаем на море.

Когда я пошла в школу, мама взяла домой няню. Хорошая женщина, но молчаливая. Она водила меня в школу и забирала из неё. Варила супы, пюре и следила, чтобы я сделала уроки. Но один раз на выходе из школы меня встретил мужчина. Он представился моим отцом, дал учительнице бумажку со своим номером телефона и забрал меня.

Мы долго шли пешком, потом ехали на маршрутке и снова шли пешком. Во время пути папа расспрашивал меня о жизни, о маме и рассказывал о себе. Когда мы пришли к нему домой, он покормил меня сосисками. Сварил сразу шесть штук и положил их передо мной. В жизни не ела столько сосисок сразу.

А после обеда меня посадили смотреть какой-то боевик на кассете, но мне было скучно и я уснула. Проснулась, когда пришла мама. Были крики и чуть не дошло до драки. Она забрала меня домой. С того дня папа приходил к школе каждый день, но учительнице запретили отдавать меня ему. Няня стерегла вместе с классной руководительницей.

Потом папа приходил к нам домой и ругался с мамой. И тогда она ему разрешила раз в неделю забирать меня со школы и видеться со мной. Зимой на новогодних каникулах мы с мамой снова должны были полететь на море, но не смогли. Папа не отпустил. Не дал разрешение на вывоз.

Начались суды. Мне приходилось присутствовать. Папа говорил, что хочет, чтобы я жила с ним. Мама дома часто сидела на кухне до поздна, держась за голову. Судились несколько лет. Но в конце концов я осталась с мамой, потому что сама сказала, что хочу жить с ней.

После этого отец пропал совсем. Я не понимала, обижалась, думала, что это мама запретила ему ко мне приходить. Плакала, устраивала истерики. В тринадцать лет мама дала мне телефон и сказала позвонить отцу. Я так и сделала. Он взял трубку, и мы поговорили. Правда недолго. Я просила прийти, он сказал, что много работы.

Потом мама объяснила, что она не запрещала отцу видеться со мной, и даже суд не запрещал. Он сам не хочет приходить. Я не понимала, почему так, он же сам хотел меня забрать жить к себе насовсем. Когда я подросла, мама рассказала, что я была ему не нужна. Он сам затребовал развод как только я родилась.

В обмен на то, что мама не подавала на алименты, он подписывал разрешения на вывоз меня заграницу. А когда понял, что мы очень часто бываем на отдыхе, и мама много зарабатывает, решил меня забрать и обязать маму выплачивать алименты. Зарплата у неё была белая, а алименты на меня составляли больше средней зарплаты по городу. А отец работал на низкооплачиваемой должности и собирался жить на мамины деньги.

Когда суд оставил меня матери, он исчез из моей жизни. А когда мне исполнилось 18, подал на алименты, чтобы я, как дочь, платила ему. Интересно, с чего? Я тогда ещё даже не подрабатывала. Отец не был признан нетрудоспособным и всё равно проиграл бы суд. Но мама нашла бумаги, свидетельствовавшие о невыплате алиментов им. И теперь он официально не сможет претендовать на помощь от меня даже в случае реальной нетрудоспособности.