Секреты из больницы

В детстве попал в больницу. Перитонит: аппендицит лопнул, и гной растёкся внутри. Срочная операция, наркоз, две недели в отделении.

Секреты из больницы

Отходил от наркоза после операции долго и тяжело. Восстанавливаться после операции тоже было дело непростое. А тут ещё наше отделение закрыли на карантин: вирус какой-то очень разошёлся. Соответственно, посетителей не пускали.

Мне, как и остальным детям было нелегко одним в больнице, тем более без посещения родных. Нам, конечно, персонал больницы объяснил, что так надо, и это ненадолго. Я вообще мужался, потому что «мне восемь лет, я уже вообще не маленький»!

Но вдруг стал замечать, что врачи и медсёстры между собой меня называют «приёмный». Я после операции особо передвигаться не мог, так что таблетки мне носили в палату. И вот лежу я и слышу, как на посту (палата была прямо напротив поста медсестёр) старшая даёт указание младшей «вот эти таблетки отнеси нашему приёмному».

В первый раз подумал, что мне показалось, а потом стал всё больше и больше замечать, как в разговорах у старших мелькали фразы «а это нашему приёмному», «в палате с приёмным», «приёмыш там опять».

И всё мне стало ясно. Это не карантин, это только ко мне родители не приходят! Я им не нужен! Я приёмный, уже вся больница знает, все врачи… Они, наверное, по документам посмотрели. Вот она — страшная правда. Мне поэтому пианино не купили, и поэтому вторую собаку отказываются заводить. Меня не любят, да и чего меня любить, я же им не родной.

И как начал реветь. Мигом прибежали медсёстры, узнавать, что болит. Да ничего не болело, кроме души. Ну я и мотал головой на вопросы про боль, а сам продолжал реветь.

День реву, два реву, ни с кем не разговариваю. Решил перестать пить таблетки: если я никому не нужен, то лучше умру. Ну и ко мне привели глав.врача. Я опять как услышал из-за двери про «приёмного», сразу понял, что ко мне идут.

И пришёл такой крупный мужчина в халате. Там у всех были халаты, но у этого, Халат был с большой буквы. Он был какой-то особенно солидный, хотя и абсолюно простой и белый, как все остальные.

Спросил, что случилось. Ну я как разозлюсь, и как выдам ему злобно:

— Вы сами всё знаете!

— Нет, не знаю, расскажи. — Хмурится врач.

— Я приёмный!! — И опять заревел.

Врач тихонечко сидит, смеётся. Видно, что пытается сдерживаться, но плечи дрожат, а лицо он прячет. Мне ещё противнее от этого стало, я ещё сильнее заревел. Врач спрашивает, почему я так решил. И я ответил, что это потому, что все вокруг так про меня говорят. А он снова улыбается и опять спрашивает:

— А знаешь, почему про тебя все так говорят? — Я на секундочку затупил, умолку, и замотал головой.

И в ответ получаю, что после наркоза, когда отходил, на всё отделение орал на мотив песенки из мультфильма про Чебурашку (той самой про «к сожаленью, День рожденья только раз в году») «я приёмный! А я приёмный!».

Ну и, соответственно, сам я этого не помню, зато персонал больницы меня очень хорошо запомнил, и так и стал называть для простоты. Потому что Жень в отделении лежало несколько, а «приёмный» — я один. Когда выписывали, родителям рассказали про мои злоключения. Папа смеялся, мама жалела меня.

0
Комментарии
Войдите чтобы оставить комментарий.

Пароль придёт на почту.