Написать
Истории

Семья которую старались сохранить

3 114 0

Работал в штате монтажёров одной программы для ТВ, которая снималась не в России. Формат многосерийного шоу с каждой серией на 80 минут. Каждая серия — отдельная история с новыми участниками. Брали пары, у которых был разлад в семье, и решали их проблемы. То есть целью было прогнать семью по психологам, тренингам, испытаниям и свиданиям и помирить их, чтобы они отказались от развода.

И один выпуск, монтажём которого занимался в том числе и я, так и не увидел свет. Сначала нам дали задание собрать его, как положено, но вырезав финальное интервью с участниками, но в итоге это так и не пустили в эфир. А я бы очень хотел, чтобы именно такую историю показала та программа.

Создателям написала женщина, описав свои сложные внутрисемейные ссоры, разлад с мужем, проблемы с детьми. Сценаристы взяли историю в оборот, режиссёры встретились с семьёй, получили согласие на участие от всех членов семьи. Там даже двое несовершеннолетних детей очень радели за разговоры с психологами и изменения отношений между родителями.

Неделю снимали, как они ведут свою обычную жизнь, брали индивидуальные интервью. Ситуация вышла классически сложная. Мужчина прямо перед камерами поднимал руку на супругу, на детей, выпивал. Творился вообще сплошной кавардак.

Дети, мальчик и девочка, бегали защищать маму, получали сами, а потом отсиживались в комнатах. По одиннадцать лет им было. От таких стрессов в семье каждый уходил по своему: девочка ушла с головой в учёбу, а мальчик замкнулся в себе до болезненного ненормального состояния.

Например, два дня в семье мир и покой, отец не пьёт, мать расцветает, общий досуг какой-никакой присутствует. И мальчишка, их сын, как обычный ребёнок шумит, улыбается, втягивает всех в общую игру в монополию. Девочка, дочка, откладывает книжку и тоже присоединяется.

В середине игры, когда все немножко утомились, делается пауза. Кто-то бежит в туалет, как во время рекламы при просмотре фильма, кто-то тащит с кухни вазочку пряников в общую комнату для всех. А глава семейства выходит покурить.

Пятнадцать минут проходит, трое собирались в комнате и ждут папу, а его всё нет. Через полчаса пришёл выпивший. Начал нарушать правила в свою пользу, отпускать комментарии о невысоких умственных способностях супруги. Атмосфера уже накаляется. Потом зачем-то он решает начать шутить и подкалывать дочь про мальчиков, месячные и беременность, сына про сигареты. Дети потухают, понимают, что сейчас что-то будет, съёживаются, сидят на месте, боясь что-то сказать или лишний раз пошевелится.

Общий разговор смолк, разговаривать продолжает только мужчина. Жена вступается за детей, начинает делать мужу замечания. Он психует, уходит “покурить”, возвращается уже более пьяный, рвёт карту, на которой играли, разбрасывает фишки и карточки, заставляет детей убирать всё это. Жену затыкает и отправляет на кухню. Пока дети собрали игрушечные деньги и стали собирать другое, мужчина снова рассыпал то, что они только что привели в порядок.

Дочь начинает плакать, мальчишка уходит в комнату. Все снова по разным углам. В этом беспорядке отец садится и смотрит какое-то время в стену, а потом начинает орать из комнаты на всех. Оскорбляет, унижает. Никто не реагировал, старались не ввязываться в конфликт. Но ему, алкоголику, нужна отдача. Он на самом деле пытался просто вывести хоть кого-нибудь.

В конце-концов он встаёт, идёт на кухню, где жена готовит, начинает лезть к ней, разбивает нечаянно посуду. Женщина возмущалась и получила за это по лицу. Сковороду с едой целиком муж запихнул в мусорное ведро, назвав приготовленное помоями. Довёл женщину до слёз и ушёл смотреть телевизор.

В итоге жена плачет и убирается, девочка в комнате сжимает книжку и пытается её читать, сорок минут не перелистывая страницу ни разу. Глаза бегают, но смысл, видимо, не улавливала, и начинала сначала. Мальчик до ночи сидел, молчал и просто смотрел перед собой. Голодные легли спать.

После этого взяли интервью у всех членов семьи. От отца добились реплики “я веду себя нормально, как обычно, у нас всё в порядке, только с женой надо поработать, она нервная у нас”. Жена сказала, что хочет, чтобы он бросил пить. Дети высказались, что хотят от отца, чтобы тот стал добрее.

С каждым провели индивидуальный сеанс. Мужику втолковали, что он чудак на другую букву и надо быть адекватнее, не то семье кранты и именно из-за него. Включали ему съёмку, чтобы взглянул со стороны на своё поведение. Он сказал, что ничего такого не видит, и всё нормально.

Затем шёл групповой сеанс, где из детей, благодаря присутствию кучи посторонних людей на съёмочной площадке (иначе бы они боялись), удалось выжать, что они боятся папу и не любят, когда он “такой”. Вся семья высказала мужчине, что надо измениться. И он согласился с ними.

Всем дали инструкции: детям — стараться втянуть родителей в свои игры, жене — говорить мужу прямо о том, что нужна какая-либо помощь, мужу — быть понимающим и заботливым. И… ничего не получилось.

Как только женщина попросила помыть посуду, мужчина наорал, что он мужик и это не его обязанности, а она криворукая и бесполезная, раз не справляется со всем сама. Сразу после этого ему психологи снова попытались сделать внушение и напомнили, что по правилам он должен был помогать, а не отмахиваться. Бедной женщине пришлось на свой страх снова просить мужа о том же самом (для сценария было необходимо). Мужчина в ответ на просьбу привёл в кухню дочь за руку, швырнул её к раковине и высказал претензию, что она не помогает матери.

Девочка молча встала мыть посуду. Женщине муж запретил помогать, и она так и стояла молча, просто смотрела. Пришёл мальчик, увидел, что происходит, и молча встал рядом с сестрой. Она мыла, он вытирал. Отец отобрал у него полотенце, наорал, что сын не мужик. Ударил жену за то, что она растит сопляка и спихивает свои обязанности. Снова истерики, слёзы и трясущаяся дочь.

Снова собрание с психологами, на этот раз строго раздельное. Детей успокоили, подбодрили.  Девочке и мальчику дали задание сделать омлет и салат утром для всей семьи, отцу на деньги из бюджета программы вручили подарки для всей семьи. Жене — цветы и купон на поход в спа-салон, девочке — книги, мальчику — ролики.

Следующий день начался с того, что дети сами весьма удачно сделали на всю семью завтрак. Девочка сделала омлет, а её брат — салат. Отец семейства ел всё спокойно, пока жена не начала детей хвалить за то, что они всё сами сделали. С расчетом на то, что муж заметит старания. И тогда мужчина выплюнул на тарелку то, что не дожевал, и вместе с тарелкой выкинул оставшееся в мусорку. Девочка сидела тихо давилась слезами вперемешку со сладким чаем.

После этого мужчина как ни в чём не бывало раздал подарки и ушёл на работу, а пришёл пьяный и снова довёл семью до трясучки.

Ситуация максимально отвратительная. Снова беседы персонально с ним. Добились прогресса! Сводил он всю семью в парк. И мороженое, и кукрузу купил, и поиграл с детьми, и сам жене цветы подарил. На следующий день ещё вместе в новую настольную игру поиграли. Неделю была тишь и благодать.

Потом мужчина заболел. Всё семейство максимально трепетно его обхаживало, заботилось. Дети подходили к нему без страха, потому что в последние дни он вёл себя как нормальный любящий отец. Выздоровел, сколотил с детьми скворечники, жене сделал массаж. Было дело, что в перерывах кричал и замахивался. Это велели вырезать. И вот в конце получаем более менее счастливую семью.

Общее интервью: все улыбаются и обнимаются. Индивидуальные интервью: дети счастливы, что всё налаживается, мальчик, заикаясь, рассказывает, что счастлив быть с папой. А женщина в финале грустно смотрела в камеру. Её речь тоже велели вырезать.

– Он же на камеру старается и распушает хвост, как павлин. Сейчас съёмки прекратятся, и всё вернётся, как было раньше. Я подам на развод. — Вот что она сказала.

Но программу решили склеить и искуственно привести к хэппи энду. К концу монтажа начались судебные тяжбы по их делу, и выпуск не дали в эфир по местным телеканалам.

Не всё можно исправить или починить. И не всякую семью стоит сохранять.

Комментарии