Работал в вейпшопе году в 2016. Это те магазины, где продаются электронные сигареты и жидкости для них. Опыт работы был небольшой, всего полгода. Но коллектив такой, что можно оргазмировать: хорошие ребята плюс один говнюк, над которым можно посмеяться всем вместе.

И для раскрутки магазин проводил розыгрыши товаров. Наборы жидкостей, которые не переваливали за средний ценник в 700 рублей, и премиум призы — сами сигареты. Однажды самую крутую, где-то на пять тысяч рублей, выиграл школьник.

Администрация магазина не знала, что победителю нет 18, потому что страница вконтакте, которую случайным образом выбрала программа, содержала другую информацию о его возрасте. И только когда победитель связался с хозяевами для того, чтобы сказать “а ничего, что я без паспорта приду за выигрышем?”, закрались подозрения. Тогда-то мальчик и признался, что ему только пятнадцать.

А по закону не положено! И вот как быть в этой ситуации: формально — он победитель в лотерее. Но по закону отдавать ему приз нельзя, и как тогда быть? Отказываться от собственных обещаний — удар по репутации, потому что именно несовершеннолетние мальчики создавали основной клиентский поток через интернет-заказы.

То есть по факту магазин сбывал курительные смеси и сигареты несовершеннолетним, но только через интернет. А владельцы юридически при этом оставались чисты. На сайте была всплывашка с вопросом, есть ли посетителю 18. И когда человек кликал “да”, он снимал с магаза ответственность.

Собственно, чем закончилась сама история. Мальчик-победитель пришёл на физическую точку с мамой. И уже ей мы отдали его приз. И она сама лично передала его из собственных рук сыну. Мы ещё недоверчиво поинтересовались, точно ли она понимает, что это? Мало ли сын наплёл, что это просто модный безопасный гаджет, а не сигарета. Но женщина утвердительно покивала и сказала, что прекрасно всё знает. И пусть лучше сын курит безникотиновые жидкости и не воняет табаком с её разрешения, чем будет за гаражами с другой пацанвой кидать за губу насвай и курить гашиш. Продвинутая, конечно, тётка оказалась, но не уверен, что её политика предельной честности в отношениях с ребёнком уберегла сына от вредных привычек.