Написать нам
Истории

Соревнование за любовь пятилетки

ArtZine 634 0

С матерью отношения не складывались с самого детства. Я действительно, как она и говорила, была вся в отца. И как и они с отцом, мы с матерью абсолютно не сошлись характерами. При всей моей подсознательной тяге к родителю, я совершенно осознанно характеризую её, как взбалмошную, крикливую и с завышенным чувством собственной значимости. Хочу рассказать историю о том, как она начала очередное своё соперничество со мной.

У дяди (маминого родного брата) родилась дочка. Премилое создание, похожее на ангелочков с фресок. И дядя предложил мне быть её крёстной матерью. К религии у меня отношение примерно как к помойному ведру: воняет, но необходимо для сдерживания мусорных масс. И в моём детстве этот самый дядя и был моим крёстным. Он подарил мне прекрасные воспоминания, проводил со мной львиную долю времени, и заменил отца, который благополучной сбежал из-за маминого характера. Поэтому я решила, что моё отношение к церкви никак не повлияет на отношение к ребёнку. А значит — ритуалу быть.

Я дала согласие, а мать залилась краской по самое не горюй и извергала пламя. Она смертельно обиделась на дядю и на меня. Потому что в её планах было самой стать крёстной матерью этой девочки. Прямым текстом она об этом никому не говорила, но была уверена, что брат предложит эту роль ей. Когда предложил мне — я должна была отказаться. Напоминаю, она никого не оповещала о своём желании. Когда всё утвердилось, и подобрали ещё и крёстного отца, и родню поставили в известность, мама начала капать на мозг тем, что мне нельзя. Потому что «она даже креста не носит!». Бабушка смеялась: «я тоже крест не ношу, ношу своего святого. А она крещёная, так что ей можно.» Мама не сдавалась.

– Да она же в Бога не верит!

– Ну тут уж не заставишь. Захочет — дойдёт своим умом, всему своё время.

– Она даже молитву для крещения не выучила ещё.

– Ой, да никто уже не учит. Нам батюшка сказал, чтобы читали прямо с телефона. — К слову, так и было.

До самых крестин мама ходила надутая, как индюк, и всем видом показывала, как меня презирает. Подумайте, какая лицемерка! Ребёнка крестит! В день самих крестин до последнего приседала всем на уши, чтобы мне девочку на руки не давали, иначе непременно уроню. Я ж с детьми обращаться толком-то и не умею! Но ничего, всю церемонию девчушка отсидела у меня на руках, жуя мои пальцы, и даже не пикнула. Церемония была какая-то новомодная: индивидуальная, без окунания в тазик со святой водой.

Следующий год я пропадала на работе. В гости к крестнице приходила редко, ребёнок меня успевал забыть и считал за чужого человека. Но на каждое семейное торжество мать приносила мне крестницу и вручала в руки на глазах у всех. Цель всегда была одна: показать, что малышка меня не признаёт, а я самая безответственная кандидатура на роль крёстной матери. В те моменты девочка капризничала у меня на руках, а я даже не пыталась с ней сюсюкаться или насильно удерживать в объятиях. Ребёнок просился обратно к родителям или бабушкам на руки. Это был год торжества для моей мамы. Она показательно няньчилась с девочкой, а я была контрастной отстранённой тёткой.

Время шло, ребёнок рос. А чужие дети растут ох как быстро. И как только у маленького существа появился разум, она признала во мне человека. Очень резко и неожиданно для меня самой девочка меня полюбила, и перестала слазить с рук. Когда научилась ходить — не отходила ни на шаг. И мама от от этого безумно раздражается: она к ней сюси-пуси, а я даже за щёчки не треплю, а “деть” всё равно меня больше любит. Сейчас она постоянно бегает за мной хвостиком, что, безусловно, утомительно. И вот на праздновании её пятилетия дядя выпил и произнёс забавную фразу: «всё таки не зря я тогда тебя выбрал». Мама пила за этот тост с зелёным перекошенным лицом.

Комментарии