Папа пришёл с работы и рассказал. Работает в полиции. К ним ходила долгое время женщина и писала заявления на свою дочь. Мол, со свету сживает, хочет квартиру и собаку отобрать. Обычно на такое не реагируют. Потому что если преступных действий не совершается, то пусть граждане ругаются и доводят друг друга вдоволь.

Раз так на шестой поинтересовались, а как же конкретно дочь пытается её со свету сжить, и посоветовали конкретно указать способы в заявлении. И женщина на следующий раз написала, что дочка ей в чай косточки от вишен бросает. На вопрос, а что такого, ответила, что делается это с целью, чтобы заявительница подавилась и умерла. После этого ни одно её заявление всерьёз не воспринимали.

А потом женщина пришла с исполосованным лицом. Вот, господа полицейские, вам доказательства: дочка напала и всё лицо расцарапала. Ну это уже какое-никакое насилие, но всё ещё бытового характера. В отделе все понимали, что дамочка малость неадекватна, скорее всего сама конфликт спровоцировала. А там пойди разберись, кто из двух женщин в чём виноват и почему поцапались. В общем пожалели дочку и снова ничего не стали делать.

Через две недели приходит в отделение всё та же женщина. Лицо в порезах, руки в порезах, ноги тоже, кровь ручьём течёт следом. Как ещё по улице до отделения дошла, и её никто не остановил и насильно в больницу не отправил? Пришла, говорит, дочь решила зарезать и квартиру отобрать.

Ну её первым делом в больницу отправили. А там медики и сообщили, что дочери никакой нет, а дамочка — шизофреничка. И царапала, и резала себя сама. Только раньше она сразу в больницу шла, когда себя калечила, а потом кто-то из практикантов новеньких, не знавших, что она шизофреник, в ответ на её россказни посоветовал обратиться к полиции. С тех пор эта умеренно буйная нашла себе новое развлечение помимо членовредительства: писать заявления на свои галлюцинации.

Мы уверены, вам есть что рассказать. Пришлите свою историю, и мы опубликуем её. Аниномно.