Немного чернухи в предновогоднюю суету. Три года назад проходил практику в морге. У людей, что там работают, совершенно специфическое чувство юмора и дико низкие зарплаты. Российское чиновничество, видимо, считает, что работать с трупами — всё равно что с картошкой. Перетаскивать мешки туда-сюда.

Санитары от такой весёлой жизни сотрудничают с похоронными бюро. Начальство это не одобряет и запрещает. Но официально нигде не фиксируется факт сделки, так что поймать нельзя. Попал жмур, провели все нужные манипуляции и как только выясняем ФИО, санитар сообщает похоронникам, получает свои две-три тысячи наличными, и дальше начинается терроризирование родственников.

Хамеют и наглеют эти похоронные промоутеры нещадно. По три человека в час ходят к родственникам усопших и предлагают свои услуги. Родственники от такого перестают теряться и оплакивать ушедшего, а наоборот злятся, сделок не совершается. Именно поэтому важно успеть раньше всех и уговорить жертву на контракт с первого визита.

В следующих своих местах работы встречался с тем, что сами патологоанатомы сливали информацию о покойниках. Ну тут уже оптом. Не подумайте, что все врачи такие. И если бы у вас были наши зарплаты, поняли бы всю безысходность.

Так вот в первую свою практику в морге, где именно санитары были Иудами местного разлива, случилась не очень приятная ситуация. Поступил молодой парень. Надо было его сшить красивенько, так как в автомобильной аварии перекрутило его дай Боже. Сшили, менты пробили, узнали, кто такой, обещали привезти на опознание родню. У нас на эти случаи всегда валерьянка и вещества посерьёзнее имеются под рукой. После опознания искарёженного тела, редко кто уходит, ни разу не сползя по стенке. А тут санитары: звонок, деньги. А похоронник требует фотку: вдруг не того опознали? Скинули на телефон фотографию трупа. Весёлый похоронник побежал за сделкой.

Через час-полтора привезли в морг ещё одно тело. Мать того самого трупа из автоаварии. Сердечный приступ из-за новости о сыне. Похоронника забрали менты, санитар ушёл по ПСЖ.