У меня есть один хороший друг. У него выдающаяся внешность: шикарный, широкоплечий, жгучий, зеленоглазый, темноволосый с кудрями. Выглядит, как актёр из итальянского фильма для четырнадцатилетних девочек. Я в него не влюбилась только по одной причине: он слишком красивый и меня это поначалу просто пугало. А когда мы достаточно сблизились, и страх прошёл, между нами установились крепкие дружеские отношения.

И у него по жизни есть одна особенность: в любой еде ему попадаются волосы. Вот везде и всегда. В салатах, в булках (прямо торчат из теста), даже в бургерах. Он, бедный, чуть не рыдает уже от такого. Один раз наблюдала воочию, как он открывает круассан, кусает, жуёт, останавливается и вытаскивает изо рта волос. Сгоряча и от расстроенных чувств швырнул этот круассан со всей дури в кусты.

И вот собрались мы как-то компанией посидеть в кафешке. Средний ценовой сегмент, ничего дико элитного. Забурились надолго, обсуждая рабочие вопросы (все примерно в одной сфере крутимся), заказали полноценный такой обед. Приносят нам еду. Другу-“итальянцу” его суп. А в супе волос.

Мы, уже знающие про это проклятие, как услышали его обречённое “опять”, даже не стали вглядываться в тарелку и попросили официанта заменить блюдо. Официант был не согласен. Слово за слово, долшло до администратора. Он подошёл, внимательно посмотрел в суп и говорит: “этот волос ваш, он чёрный и волнистый, как у вас на голове”.

Друг в этом волосе не признавал никакой волнистости и настаивал на том, что с него ничего в тарелку упасть бы банально не успело, так как заметил он посторонний предмет сразу же. Долго спорили, в итоге администратор выстроил перед нашим столиком в шеренгу весь персонал кухни и официанта.

Двое поваров лысые, у других волосы явно светлые и убраны по всем правилам, официант коротко стрижен, поэтому волос явно не с него. Администратор победно произносит: “ну вот, видите?” И указал ладонью на всех стоящих позади него, а потом перевёл ладонь на суп, привстал на носочки и, изображая комичность, наклонился над ним. И тут очень медленно, на глазах у всех, под пристальными взглядами половины присутствующих в зале, с головы администратора в тарелку медленно опустился его собственный волос. Людей разогнали, суп молча заменили.