В нашей школе была медсестра. К ней не любили обращаться, даже если что-то действительно болело. Она курила хуже любого мужика и от неё за версту пахло ужасными дешёвыми сигаретами. В медкабинете она курила в форточку, но воняло всё равно ужасно. Аж глаза слезились. Она сразу сказала, что астматикам вход к ней в кабинет запрещён.

Лечила она всегда активированным углём и подзатыльниками. Директор её обожала. До этой медсестры в школе работала другая: добрая ласковая девочка. К ней бегали табунами за справками о головной боли, тошноте, поносе. Да вообще о чём угодно. Посещаемость у детей падала, и все нещадно прогуливали. Вот директор и взяла на работу эту курильщицу-садистку, чтобы дети не морочили мозги доверчивому персоналу.

В один день Женя подошёл к школьному крыльцу странной походкой. Мы были одноклассниками и друзьями. На переменах Женя отказался бегать.

– Заболел что ли?

– Да, болит в одном месте.

– Ой, тогда к медсестре не ходи.

– Да уж конечно, я же не тупой.

На уроке Женя ёрзал на стуле и всё время рвался к доске. На самом простом примере тянул время и писал о-о-очень медленно. А как закончил, требовал себе следующую задачу. Учительница на него даже разозлилась и велела вернуться на место, но Женя нахмурился и сказал, что никуда не уйдёт, пока ему не дадут следующий пример. Учительница растерялась от такого напора. Так Женя почти весь урок и простоял у доски, повышая свою успеваемость.

На перемене снова не бегал. А на биологии отказался садиться. Сказал, что ему для спины полезно. Учительница силком усадила его на стул, и Женя взвыл. Его отправили в медпункт. Меня вместе с ним, чтобы проследил, что он дошёл. Велели принести справку от медсестры с её подписью. Выбора не было.

Мы пошли в вонючий медкабинет. Там Жене пришлось сознаться, что у него на попе выскочил прыщ, который его бабушка все выходные лечила. И звёздочкой мазала, и капустный лист прикладывала. Но прыщ всё равно болел и даже сидеть с ним было невозможно.

По повелению медсестры Женя снял штаны. Перед нами предстал огроооомный чирий. Он был размером с половину кулака. Кожа на нём покраснела, натянулась и блестела, как черешня. А в середине был противный бело-жёлтый гной. Меня, семиклассника, это впечатлило больше, чем иллюстрации голых людей в учебнике биологии.

Медсестра велела Жене лечь на кушетку со спущенными штанами. Вытащила из стеклянного шкафа колбу и марлю, из кармана — зажигалку и сигареты. Прикурила прямо в кабинете с закрытой форточкой. Зажигалкой нагрела дно колбы и приставила её горлышком к Жениной попе. Колба присосалась. Так раньше ставили банки.

Потом она раскурила сигарету, поднесла её к Жениному лицу и велела сделать три неглубокие затяжки. Женя повиновался. Я просто пребывал в шоке от всего, что творилось вокруг. Мало того, что мой друг и одноклассник лежал с колбой на прыще, так ему ещё и впервые дали попробовать сигарету. И не кто-нибудь, а школьная медсестра! Вот и что она с детьми творит, а? Маргинальная личность…

Как только глаза у Жени поползли в кучу, медсестра резво запихнула ему в рот марлю, а мне велела держать его руки. Сама обошла Женю вокруг, одной рукой взялась за горлышко колбы, прилегающее к Жениной пятой точке, зафиксировала её (колбу) плотнее, а второй рукой резво ударила по дну.

Женя взвыл, я выкатил глаза, а гной из чирия ударил мощной струёй в колбу. Медсестра быстро дожала оставшееся, убрала колбу, стёрла остатки гноя, обработала место ваткой со спиртом. На месте чирия образовался целый кратер, розовый и влажный. Медсестра залепила это бинтом и пластырем. Черкнула что-то на листочке и отправила меня в класс. Велела передать, что Женя сегодня на уроках больше не появится.

Я передал записку учительнице по биологии и устное послание прочим учителям. О причине умолчал, чтобы не позорить друга. Но учителя не возмущались: уж если наша медсестра сказала, что так надо, значит — ребёнок, как минимум, при смерти.

Женя пришёл в школу на следующий день уже нормальной походкой и сам рассказал всем про свои приключения. Он, кстати, единственный в классе никогда потом не пробовал курить. Говорил, что от запаха сигарет сразу вспоминает ту странную расслабленность и следующую за ней адскую боль до помутнения в глазах.